Владимир Путин и Джо Байден перед началом переговоров в Женеве, 16 июня 2021 года. Фото: kremlin.ru

Владимир Путин и Джо Байден перед началом переговоров в Женеве, 16 июня 2021 года. Фото: kremlin.ru

Несмотря на продолжающийся праздник антиамериканской пропаганды на российском ТВ по поводу хаотичной эвакуации США из Афганистана, в Москве видят возможности улучшения отношений с Вашингтоном на волне «афганского синдрома» Америки.

Оптимизм пока хеджирован: до выборов в Госдуму и прояснения реакции США по их итогам официальная тональность комментариев Москвы будет жесткой. «Есть основания полагать, что по некоторым направлениям чуть-чуть снизим напряженность на международной арене, — говорит глава МИД РФ Сергей Лавров. — Но это отнюдь не отменяет факта, что США продолжают ставить одной из своих главных задач сдерживание России и Китая и поощрение мер, которые могут способствовать раздражающему воздействию на нас». Однако саммит в Женеве оценивается в позитивном ключе: «Не случилось прорывов, но был взаимоуважительный разговор, на равных, без каких-либо претензий в ту или иную сторону».

В постафганской ситуации «новое лицо» российской политики выделяет интересный момент в выступлениях Джо Байдена и Эмманюэля Макрона: «Они оба с разрывом в один-два дня заявили, что пора "завязывать" с вмешательством во внутренние дела других стран с целью навязать им демократию западного образца. Приветствуем такие заявления…»

Байден остается дома

Заявление Байдена о том, что эпоха попыток США с помощью военной силы переустроить другие страны завершена, обозначенные им контуры внешнеполитической доктрины по защите интересов США с помощью дипломатии, фокуса на внутренней модернизации и точечных контртеррористических операций без длительного военного вмешательства, а также продемонстрированное Байденом упорство в отстаивании принятого решения о прекращении «бесконечной войны» наперекор консолидированному мнению внешнеполитической и военной элиты США и стран НАТО — все это встречено в Москве с невольным уважением. Байден предстает «хозяином своего слова», которому можно верить. В отличие от предшественников он действительно возвращает США к стратегической обороне, чтобы заняться «нацбилдингом у себя дома». Из Москвы это видится как план «перестать дестабилизировать мир» и создавать меньше проблем для безопасности России.

Как отмечает Федор Лукьянов, речь идет о возвращении США к «модельной функции» маяка свободы и демократии, воздействующего на мир путем примера (в терминах Рональда Рейгана «сияющий град на холме»), отказавшись от роли «вооруженного ретранслятора» либеральных ценностей, осчастливливающего другие народы. Хотя среди российских экспертов есть сомнения в способности команды Байдена эффективно реализовать эти намерения, как и ощущение новых рисков для РФ, проистекающих из явленной в Кабуле американской некомпетентности, в целом переход США к «самоокапыванию» в Москве тихо приветствуется, ведь стратегия «окапывания» и «защиты своих ценностей» реализуется Кремлем в России и на постсоветском пространстве.

То, что Байден предлагает «консолидировать демократию дома» на основе весьма либеральной, прогрессистской повестки и «сплотить единство Запада» в противостоянии «демократий и автократий» в лице Китая и России, Москву устраивает — это только усиливает размежевание между «традиционными ценностями России» и «BLM-ценностями» Запада.