Знаменитый ученый и классик научпопа Ричард Докинз не нуждается в представлении: на русский язык переведены его книги «Эгоистичный ген», «Расширенный фенотип», «Слепой часовщик» и многие другие.

«Расплетая радугу» (выходит в издательстве Corpus) несколько выбивается из привычного ряда работ в жанре научпоп. Ее главный герой – поэзия как таковая. В предисловии Докинз признается, что позаимствовал заголовок книги у Китса, считавшего, что, «сведя радугу к дисперсии света, Ньютон начисто лишил ее поэзии».

«Моя цель – привести всех, кому близка подобная точка зрения, к прямо противоположному выводу. Наука является, или должна являться, источником вдохновения для великих поэтов, но я не настолько одарен, чтобы доказывать это на деле, и потому вынужден буду полагаться на более прозаические доводы… Ньютону удалось “расплести радугу”, и это привело к появлению спектроскопии, которая дала нам ключ ко многому из того, что мы знаем сегодня о Вселенной. И не было такого поэта, достойного называться романтиком, чье сердце не заколотилось бы, увидь он вселенную Эйнштейна, Хаббла и Хокинга». Republic публикует отрывок из книги, посвященный плохой научной поэзии.

С недавних пор в получаемых мною письмах стали намного чаще попадаться такие выражения, как «теория хаоса», «теория сложности», «нелинейная критичность» и им подобные. Я не хочу сказать, что у авторов этих писем отсутствует самое слабое, самое приблизительное представление о значении употребляемых ими слов. Скажу только, что трудно понять, так это или нет. Разномастные религиозные течения так называемого «нового века» буквально упиваются всякой тарабарщиной, фальшивым научным языком – механически заученной, наполовину (нет, больше, чем наполовину) недопонятой терминологией: энергетические поля, вибрации, теория хаоса, теория катастроф, квантовое сознание. В своей книге «Почему люди верят не пойми во что» (1997 г.) Майкл Шермер приводит типичную цитату:

На протяжении геологических эпох эта планета была погружена в сон, но теперь, с зарождением более высоких энергетических частот, она пробуждается с точки зрения разума и духовности. Мастера ограничения и мастера прорицания используют одну и ту же творческую силу для проявления своей реальности, только первые движутся по нисходящей спирали, а вторые – по восходящей, причем и те и другие усиливают резонанс присущих им вибраций.

Квантовая неопределенность и теория хаоса оказали самое плачевное воздействие на массовую культуру – к большой досаде своих истинных приверженцев. Оба понятия то и дело эксплуатируются всеми, кто склонен поносить науку и дискредитировать ее чудеса: от профессиональных мошенников до чокнутых «ньюэйджеров». В Америке индустрия «целительного» самолечения приносит миллионы, и она не замедлила обернуть себе на пользу выдающееся умение квантовой теории сбивать людей с толку.

Доказательства этому были собраны Виктором Стенджером, автором великолепной книги «Физика и психика» (1990 г.). Один целитель выпустил целую серию книг о так называемом «квантовом лечении», оказавшую самое целительное воздействие на его благосостояние. В другом попавшем ко мне в руки издании есть разделы о квантовой психологии, квантовой ответственности, квантовой морали, квантовой эстетике, квантовой порочности и квантовой теологии. Кто-то будет слегка разочарован, не увидев в этом списке «квантовой заботы», но, возможно, я ее не заметил.