В рамках совместного проекта с программой «Рунетология» Slon публикует интервью с представителями российского интернет-бизнеса – предпринимателями, экспертами, создателями стартапов, топ-менеджерами компаний и руководителями отраслевых организаций.

На этот раз – подробный разговор с генеральным директором Mail.ru Group Дмитрием Гришиным. Послушать интервью без сокращений вы можете на сайте программы «Рунетология».

Про стратегию

Если говорить про развитие нашей компании, то понятное дело, что мы проходили много разных этапов, и изначально было интуитивное понимание, которое потом переросло в более четкую стратегию. Идей было несколько. Исторически так получилось, что мы начали с почты, и эта идея появилась сама собой. Идея заключалась в том, что сервисы общения людям в интернете будут нужны постоянно, но они будут видоизменять форму, будут почта, социальные сети, месседжинг, блоги и так далее. Фундаментальная идея заключалась в том, что, несмотря на тип продукта, людям будет хотеться постоянно общаться между собой

Про комбинацию почты и мессенджера

У нас сначала появилась почта, потом программа для мгновенного общения «Mail.ru Агент», потом вышли социальные сети. В какой-то момент мы стали понимать, что, с одной стороны, они по сути разные, но, с другой стороны, фундаментально они решают похожие задачи. 

Что делает почта? Она дает возможность слать сообщения другому человеку. Обычно почему-то принято считать, что почта – это что-то более формальное, где есть приветствие и подпись. Месседжинг – это что-то более быстрое, но опять же есть та же самая идея. Идея заключается в том, что человек присылает сообщение другому человеку. В социальных сетях тоже очень похожая ситуация. Люди общаются, пишут сообщения, и достаточно большой процент времени пользователи тратят на сообщения, а есть пользователи, которые приходят только в социальные сети, чтобы прислать сообщения своим друзьям, одноклассникам и знакомым. Другая часть почты – это пересылка какой-то информации, то есть картинок и документов. Очень похожие процессы происходят в месседжинге и социальных сетях. 

На самом деле, интуитивно двигаясь в этих направлениях, мы поняли, что у этих продуктов есть много общего, а самое главное – это то, что они решают одну и ту же задачу. На этом было построено главное направление наших движений.

Про Communitainment

Вторая интересная мысль, которая появилась при комбинации интуитивного и необходимого, – это то, что исторически сервисы общения всегда зарабатывают не так много. Есть поисковик, у которого была контекстная реклама, и эта модель хорошо монетизировалась. Почта – нет. Например, Hotmail за всю свою историю так никогда и не стал прибыльным, насколько я знаю. Суть в том, что почта – это достаточно дорогая инфраструктура, и вам нужно хранить большое количество данных. Например, наша почта сейчас хранит порядка 12 петабайт данных. Все бесплатно. Единственный возможный доход – это реклама. То же самое можно сказать про месседжинги, которые имели небольшую рекламу, но фундаментально зарабатывали не очень много денег. Это происходило почти во всех странах.

Мы нашли очень интересную пилюлю. Мы стали обращать внимание на то, что делают люди, когда они общаются, и для чего они общаются. Очень большой процент общения касается работы, и очень большой процент людей общается просто для того, чтобы вместе проводить время и развлекаться. Мы начали смотреть на нишу, которая мне исторически была близка, это были игры. Я сам геймер, я очень много играл. Мы спрашивали у людей, зачем они играют, и многие говорили, что вообще это скучно, но главная задача – проводить время с друзьями и общаться с ними. Если вы посмотрите на большинство пользовательских игрушек, то они имеют средство общения внутри. 

Оказалось, что комбинация игр и средств общения имеет очень хорошую синергию. Все это происходит очень естественно, и игры в отличие от средств коммуникации имеют очень хорошие возможности для монетизации.

Мы открыли интересную модель, которую мы назвали Communitainment. Это сочетание двух слов – Communication и Entertainment. Я не знаю, существует она на самом деле или нет, но нам она очень нравится. На этом сочетании и получилось все, о чем вы говорите, то есть создание продуктов для общения и развлечений в одном большом проекте. 

Все это получилось скорее интуитивно, только потом это превратилось в стратегию. Дальше начали появляться другие компании, у которых скрыто получилось практически то же самое. Например, когда запускался iPhone, они думали, что это будет деловой продукт для деловых людей. Я много раз слышал, что они строили AppStore с пониманием этого всего, но оказалось, что 80% приложений, которые скачивают люди, – это игрушки. Телефон стал еще и очень мощным средством для развлечений. Фактически телефон сегодня – это инструмент для общения и развлечений

Про интернет-продукт

Я считаю, что для интернет-компании продукт – самое главное. Почему я иногда вспоминаю про финансы?

Я пережил 2002–2003 годы и к деньгам отношусь как к топливу. Я видел, как очень интересные и красивые идеи в России умирали, потому что не получилось вовремя где-то это топливо найти.

Я считаю, что самое важное – это продукт и аудитория, при этом надо понимать, что, чтобы продукт существовал, нужно думать об этом топливе.

Про новый офис

Я достаточно давно мечтал сделать суперклассный офис для нашей команды. Это моя давнишняя мечта. Я потратил на это огромное количество энергии, потому что проект такого масштаба в Москве сложно сделать. Нам кто-то сказал, что это один из самых крупных офисных проектов за последние несколько лет, а может, за всю историю в Москве. Я для себя открыл огромное количество неожиданных вещей и понял, насколько тяжел бизнес, связанный со строительством и ремонтом. 

Многие делали ремонт в квартире 40–50 метров, а теперь представьте, что вам нужно сделать ремонт в здании площадью 27 тысяч квадратных метров. Это очень сложно. Я очень рад, что у нас это получилось. Я по-настоящему горжусь тем, что мы сделали.

Про постоянное обучение

Мы учились вместе с проблемами, которые происходили. Если попробовать проанализировать ситуацию, то, как мне кажется, одна из самых главных вещей, почему у меня все получилось, – это то, что мне постоянно интересно все новое. Я любознательный человек. Мне интересна не только конкретная технология, мне просто интересно постоянно изучать новые направления. Я достаточно давно подметил такую интересную вещь, что, изучая какие-то другие бизнес-модели, другие технологии, можно найти много общего и похожего со своим бизнесом. Мне интересно узнавать, как люди делают какие-то интересные вещи, как они справляются с определенными проблемами, как у них все функционирует. Мне всегда было это безумно интересно. 

Мне кажется, XXI век – это век, когда нужно постоянно учиться. Я считаю, что это главное, что мне помогало. Сталкиваясь с огромным количеством проблем, я постоянно пытался находить какие-то примеры решения, много читал, много встречался с разными людьми. Я как человек технический везде пытался найти простой алгоритм. Потом я понял, что эти алгоритмы не так просто применить при управлении людьми, что это немного сложнее. Еще раз повторюсь: постоянное обучение и изучение чего-то нового – это то, что, как мне кажется, мне очень сильно помогло.

Про коллег и партнеров

Что касается людей, которые есть вокруг меня, то мне повезло, что мне есть с кем обсудить вопросы. Это большая проблема для генеральных директоров и руководителей, когда не с кем откровенно поговорить и обсудить какие-то тяжелые проблемы и сложности. У меня в этом плане есть несколько людей. Это были Юрий Мильнер, компания Naspers, которая является нашим инвестором, там тоже есть генеральный директор и несколько руководителей, которые давали мне много интересных советов, причем я сам к ним приставал с этими вопросами. Также мы периодически общаемся с генеральным директором компании Tencent и некоторыми другими людьми. Мне кажется, это важно и очень полезно.

Про тайм-менеджмент

Есть некоторая система, но у меня не происходит так, что есть специальная формула и я трачу 30% времени на одно, 20% времени на другое и так далее. Это сильно зависит от вещей, которые мы делаем. Например, недавно мы открыли офис в Штатах и запустили бренд My.com, и я, конечно, посвящал очень большой процент времени как раз этому вопросу. Я тратил много времени на то, чтобы посмотреть на продукт, понять, что мы делаем, и как там все происходит. Мой рабочий день зависит от многих вещей. Если говорить в общем, то достаточно большой процент времени у меня уходит на то, чтобы заниматься продуктовыми вопросами и собеседованиями

Про стратегический менеджмент

Нужно задать себе простой вопрос: «Если где-то тебя не будет, изменится ли что-то фундаментально или нет?» Нужно пытаться постоянно задавать себе вопросы: «Что по-настоящему влияет на будущее компании?», «Где наиболее ключевые точки?». Очень важно, чтобы в направлениях, которые носят неприоритетный характер для компании, были сильные люди, которым ты полностью доверяешь, чтобы можно было не тратить на них много времени. Общаясь с некоторыми людьми, я часто вижу, что они тратят огромное количество времени на текущее администрирование, и при этом они не очень часто думают о том, какие продукты им создавать, что является самым важным для роста компании.

Про My.com и выход на зарубежные рынки

Мы ввязались в достаточно непростую тему, и мы это понимаем. Выход на зарубежные рынки – это очень непросто. Я знаю, насколько это тяжело. Кажется, что это классно, что все обязательно получится. На самом деле это требует большой перестройки менталитета внутри компании. Одно дело, когда ты думаешь об одном рынке, совсем другое, когда ты думаешь о нескольких рынках. У многих русских интернет-компаний очень оборонительный менталитет, то есть у них есть их рынок, и они не хотят на него пускать кого-то, а если кто-то на него придет, то надо быстро стараться делать продукт, который будет не хуже, чем у конкурента, чтобы пользователи были довольны.  

Мало компаний внутри России направлены на то, как сделать совершенно новое и интересное на других рынках. Мне кажется, то, как построить внутри правильный менталитет, который позволит нам эффективно работать на нескольких рынках, – это сложный вопрос. Тем более на таком важном и сложном рынке, как рынок США.

Про эксперименты

Все новые большие продукты начинались с экспериментов.

Я как раз не поддерживаю подход, что если большая компания открывает новые направления, то сразу должны быть вбуханы большие ресурсы в них. Я верю в полустартаперский подход.

Нужно делать эксперименты, смотреть, как на них отреагирует пользователь, и пытаться дальше развивать проект, понимать, как он живет. Я общался с очень многими ребятами, которые имели опыт выхода на другие рынки. Очень многие японские компании пытались выходить на американский рынок – кто-то успешно, кто-то нет. Одна из распространенных механик: мы же большие, у нас много опыта, давайте придем на новый рынок, вбухаем большое количество ресурсов, откроем офис в 300 человек и всех победим. Мне кажется, что это неправильная стратегия. Мне больше нравится подход, который мы применяем. Мы верим в то, что у нас все может получиться, мы пробуем. Например, мы сейчас запустились и получили огромное количество фидбека от американских пользователей. Конечно, мы сейчас будем улучшать продукт.

Про революцию в играх

Я думаю, что с большой вероятностью будет происходить серьезная революция в играх в США. Там до сих пор работает подписная модель, то есть вы либо покупаете диск за 50 долларов, либо вы платите 20 долларов за то, чтобы поиграть в World of Warcraft. Уже появились компании типа Zynga, которые пытались экспортировать восточную модель Freemium. Она у них потихоньку появляется, но основные деньги все равно в американской игровой индустрии приносит другая модель. Я верю в то, что она очень плоха для пользователей, потому что человек должен заплатить деньги, и при этом ему игра может не понравиться, а деньги он уже потратил. 

Намного более правильная модель – это Freemium-модель, когда ты можешь играть бесплатно, и если тебе хочется получить какие-то преимущества, ты можешь их дополнительно купить. Я помню, когда я был студентом Бауманки, денег на игры вообще не было. Фактически есть люди, которые хотят честно играть, и американская модель огромному пласту людей просто закрывает доступ к этим продуктам, что ужасно неправильно.

Про модель Freemium

Я смотрю на деньги как на топливо для создания хороших продуктов. С точки зрения потребителя мне намного больше нравится модель, когда я могу пользоваться сервисом бесплатно, и если я захочу, то я смогу потратить деньги. Мне не нравится механизм, когда с меня требуют большое количество денег, и еще непонятно, что я за них получу.

Про новые профессии

Мир никогда не был единым. Наверное, сейчас происходит другое изменение, которое достаточно сильно повлияет на все происходящее. Вопрос доступа к образованию будет играть очень важную роль в будущем. С одной стороны, сейчас происходит позитивная революция за счет того же онлайн-образования, очень многие люди сейчас могут себе позволить получить доступ к образованию, хотя раньше они себе этого позволить не могли. С другой стороны, очевидно, что есть высокотехнологичные профессии, например программисты, инженеры, которые очень сильно востребованы. 

Сейчас происходит структурное изменение всего рынка, когда часть профессий отмирает и появляется новый пласт профессий. Сто лет назад были очень похожие тенденции. Например, раньше было много людей, которые управляли гужевыми повозками, а потом появились автомобили. Произошла довольно серьезная перестройка социума, и изменились востребованные профессии. 

Я недавно читал, что рейтинги самых популярных профессий 1900 и 2000 годов кардинально отличаются. С одной стороны, изменения происходят, а с другой стороны, это достаточно естественно, и они уже несколько раз происходили в истории. В 2002 году меня спрашивали, правда ли, что появление компьютеров сделает огромное количество людей безработными. Можно так сказать, но, с другой стороны, это хороший инструмент, который многие люди освоили.

Про образование

Одно из направлений социальной жизни, которое меня очень сильно беспокоит и в которое мы, как компания, тоже очень сильно вкладываемся, – это образование. Например, мы, являясь достаточно крупным работодателем, заметили простой и уникальный факт, который заключается в том, что большая часть ребят, которых мы берем на работу, не работает по своей специальности. У них другая профессия, их учили не тому, но они сами в свободное время научились программировать, они очень умные, они развиваются. Из этого родилась мысль, что одна из важных вещей, которую мы бы могли сделать как компания, – это как-то совместить то, что реально нужно рынку, и то, что делают наши вузы. Так в Бауманке, моем родном вузе, родился проект «Технопарк». 

Мы абсолютно бесплатно обучаем некоторое количество ребят, которым это интересно, тем современным технологиям, которые, как мы считаем, востребованы рынком. Преподают там наши сотрудники. Нам кажется, что если говорить про то, чтобы сделать мир вокруг нас лучше, то, наверное, образование – одно из самых важных направлений, которое может сильно поменять мир. 

Мы будем стараться поддерживать различные интересные инициативы в этом направлении. Мы также проводим Russian Code Cup – соревнование среди программистов, где главная задача – поддержать и сделать профессию программиста популярной. Недавно у нас проходил финал, и 50 лучших программистов соревновались между собой.

Про рынок робототехники

Я считаю, что в данный момент робототехнике сильно не хватает финансирования, причем умного финансирования, которое может что-то посоветовать. Я сам наблюдал, как развивался интернет. Интернет делали технари, все сайты были достаточно посредственными, иногда на руках писали какой-то HTML. Потом интернет прошел долгий путь, и появилась дизайнерская мысль. Стало понятно, что сайты должны выглядеть красиво, мобильные приложения должны выглядеть красиво. Очевидно, что должны быть не только программисты, которые все это запрограммируют, но и люди, понимающие в прекрасном, которые сделают интерфейсы симпатичными. Для того чтобы интернет изменил менталитет, потребовалось много времени. 

Я сейчас то же самое вижу в робототехнике, до сих пор большое количество людей делают страшных роботов и считают, что они будут продаваться.

Я вижу очень похожие ошибки. Умные технари, у которых есть интересные идеи и умные мысли по технологиям, не до конца понимают, как делать красивый финальный продукт, которым людям будет удобно пользоваться. В этом плане между интернетом и робототехникой есть много общего. Я пытаюсь помочь ребятам и объяснить им, что надо фокусироваться на дизайне, нужно делать так, чтобы продукт был симпатичным и удобным для использования, я пытаюсь объяснить им, что это очень важно.

Про мобильный интернет

Возвратимся в 2000 год. В принципе, все те идеи, которые тогда появились, сейчас реализуются. Даже то, что тогда считалось пузырями, абсолютно неправильными бизнес-моделями, сейчас существует, правда, на это потребовалось 10 лет. Мне кажется, с робототехникой произойдет то же самое. Большинство идей, о которых сейчас говорят пользователи, ученые и бизнесмены, – это то, что случится, вопрос только в том, как быстро это случится. 

Я думаю, что одна из главных тенденций – подключение всего мира к интернету через смартфоны. Я здесь не буду уникальным, эту тенденцию отмечают многие. Это однозначно произойдет, и это очень сильно поменяет многие процессы, связанные и с образованием, и с политикой, и с тем, как люди взаимодействуют между собой.

Про бизнес-фокус

Я стараюсь культивировать процесс обучения и изучения чего-то нового. Важно, чтобы люди широко смотрели на то, что происходит вокруг, что происходит в смежных областях и на других рынках, пытались в этом разбираться и анализировать. 

Меня спрашивают, будет ли еще 20 офлайновых продуктов в нашей компании. Нет, не будет. Мы считаем, что важно фокусироваться. Если ты начинаешь заниматься слишком многими направлениями, это становится очень опасным. Ты перестаешь фокусироваться на наиболее важных для себя продуктах и можешь проиграть. Например, сейчас мы понимаем, что есть некоторые проекты, которые надо закрывать, и мы их закрываем. Мы считаем, что беспрерывное стремление больших компаний расширять бесконечное количество направлений достаточно опасно, потому что теряется фокус.