Парализованные люди двигают бионическими протезами усилием воли, мозг обезьяны через микроэлектроды подключен к компьютеру, чтобы управлять роботом, а память лабораторной крысы стерта и перепрограммирована. Все это вполне реальные достижения на стыке высоких технологий и нейробиологии. Чемпионат мира по футболу в Бразилии в этом году откроет парализованный подросток, который ударит по мячу бионической ногой. Мальчик обретает способность двигаться с помощью экзоскелета – внешнего роботического тела, соединенного с мозгом посредством микроэлектродов и специального компьютерного интерфейса. Многие технологии из фантастической литературы стали в последние годы реальностью. Однако все это семечки по сравнению с грядущими приключениями человеческого разума, которые футуролог Митио Каку описывает в своей отнюдь не фантастической, а вполне научно-популярной книге «Будущее разума» («Future of The Mind»), вышедшей на прошлой неделе.

Митио Каку, профессор Нью-Йоркского университета, физик-теоретик, автор «Физики будущего» и еще шести научно-популярных книжек об устройстве Вселенной, написал новую книжку, в которой решился наконец собрать вместе все, что его так увлекает, – физику, технологии, науки о мозге и психике и размышления об их будущем.

«В галактике Млечный Путь 100 миллиардов звезд, столько же, сколько нейронов в мозге» – с этой красивой неточности начинается введение (на самом деле звезд в нашей галактике может быть и значительно больше, а нейронов в голове всего 89 миллиардов), но в целом пример иллюстрирует верную мысль: каждый из нас носит в своей голове самый сложный предмет из известных человечеству.

Тем страннее позитивизм и технический формализм, с которым автор подходит к этому самому предмету. Книга состоит из трех частей, в первой из которых Каку поверхностно описывает историю развития методов изучения мозга – от средневековых вскрытий до функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ). В первой части автор также дает определение сознания: это процесс создания модели мира с использованием многочисленных обратных связей по разным параметрам (время, пространство, температура) для того, чтобы достичь некоторой цели (найти укрытие, еду или себе подобных).

Во второй части автор описывает уже существующие технологии, которые приближают нас к будущему. К примеру, фМРТ, позволяющая «читать мысли», отличать правду от лжи, наблюдая на экране томографа возбуждение в разных зонах мозга. С момента изобретения телескопа до первого полета в космос прошло 350 лет, а от появления фМРТ до разработки первых интерфейсов, связывающих мозг с окружающим миром, – всего 15 лет. Развитие науки ускоряется, и автор так же стремительно переходит от современных достижений к головокружительным спекуляциям на темы футурологии и трансгуманизма.

В будущем станет возможной видеозапись снов. Первые успешные эксперименты в этой области действительно уже есть: нейробиологи составляют что-то вроде карты зрительных образов и затем, регистрируя активность в разных точках мозга, по ней воспроизводят изображения, которые человек видит во сне. Пока получается довольно приблизительно и размыто, но важен принцип, а качество – дело техники, и оно будет неизбежно совершенствоваться со временем.

Учитывая все текущие достижения в области интерфейсов, соединяющих компьютер с мозгом, не будет ничего удивительного в том, чтобы записывать запахи, вкусы и тактильные ощущения, передавая их прямиком в нужные отделы мозга, чтобы создавать у человека неотличимые от реальности иллюзии, если не сказать, управляемые галлюцинации, связанные с конкретными виртуальными объектами. Остается только догадываться, какие качественные изменения произойдут в киноиндустрии, всех сферах развлечений и, естественно, в порнографии.

Но главное, должны дать плоды два начатых в прошлом году международных проекта по доскональному изучению всех уровней мозга – американский BRAIN и европейский Human Brain Project (Slon уже писал о них). Третий проект – это частная инициатива миллиардера Пола Аллена, который выделяет деньги на расшифровку генов, кодирующих морфологию и работу мозга.

Благодаря этим трем начинаниям ученым удастся, например, построить исчерпывающие карты связей в мозге. Сейчас это трудно себе представить, ведь по приблизительным оценкам этих связей в голове у нас столько же, сколько звезд во Вселенной. Тем не менее именно так формулируется одна из задач глобальных проектов.

Используя «Голубой ген» (Blue Gene), суперкомпьютер с 147 456 процессорами и 150 тысячами гигабайтов памяти, участники европейского проекта симулировали некоторые процессы, которые происходят в 4,5% нейронов и синапсах (клеточных связях) мозга. Это уже реальность. Однако, чтобы смоделировать работу целого мозга, нужны тысячи таких «Голубых генов», которые заняли бы по площади несколько высотных зданий и потребовали бы невероятных энергоресурсов. Все это, на минуточку, чтобы симулировать работу компактного органа, который прекрасно справляется со своей работой, сжигая в день около 300 килокалорий (горсть орешков).

Американские нейробиологи заняты сейчас тем, что делают электронные микрофотографии срезов мозга (площадью 0,00000005 кубического метра), чтобы создать полную карту таких срезов в течение 20 лет. Правда, это будет карта мозга не человека, а плодовой мухи. Сколько времени потребуется для такого картирования человеческого мозга, автор даже не берется подсчитать.

Как только человечество поймет устройство и законы, по которым мозг работает на всех уровнях, от одной клетки до целого органа, станет возможным копировать, симулировать и дополнить эту самую работу. Например, можно будет создать нечто вроде мозгового интернета – глобальной сети, по которой можно будет передавать мысли и эмоции на расстояние. Шпионы смогут перехватывать волны электромагнитного поля мозга, станет возможным прямой телепатический обмен мыслями.

Диагностическое оборудование вроде томографов, которое сегодня занимает целую комнату и стоит миллионы долларов, пройдет естественную технологическую эволюцию до портативных устройств, что приведет к перевороту в медицине.

Но главный переворот, о котором пишет профессор Каку, это, конечно, сверхчеловеческий разум, в основе которого может быть и биологическая материя, и машина, и некоторый симбиоз первого и второго. Каку скептически отзывается об идее Рея Курцвейла, что лет через двадцать можно будет переписать человека на флешку. В некотором смысле автор идет дальше и переходит к размышлениям в духе Блаватской: «Возможно, в один прекрасный день разум сможет не только быть свободным от материального тела, но также будет способен исследовать Вселенную в виде чистой энергии. Идея, что сознание однажды будет свободно путешествовать к звездам, – это главная мечта. Как бы невероятно это ни звучало, это не противоречит законам физики».

В этой точке невозможно не поддаться на провокацию и не увлечься идеей чистого духа над бездной, в которого превратятся люди. Впрочем, в некотором смысле абстрактное мышление и воображение уже позволяют нам делать все то, о чем мечтает автор. Однако эти размышления уводят нас уже в область не столько научно-популярную, сколько философскую.