Кирилл Чеканов был школьником, когда придумал Hippflow – платформу общения между инвесторами и предпринимателями, дерзко объявившую себя твиттером для стартапов. Проекту Кирилла без году неделя, и пока он не заработал ни цента. Но это не мешает pandodaily.com и другим вестникам Силиконовой долины благосклонно отзываться о Hippflow, а инвесторам – оценивать проект в миллион долларов. Весной Чеканов привлек $100 тысяч, за которые покупатель получил лишь 10% компании. Хорошая сделка. Как насчет бизнеса?

«Фигня все это»

Щуплый юноша, облаченный в белую футболку и ультрамариновый пиджак, держится так, как и полагается опытному ньюсмейкеру: деловито, но без напряжения. Чеканов заявляет, что занимается своим проектом ради денег. Не могу сказать, что сражен наповал откровенностью юного предпринимателя, но киваю, чтобы поддержать разговор.

– Деньги, ради чего же еще? – не унимается мой собеседник. – Все, что говорится для прессы: «Мы хотели изменить мир» или «Мы делали это for fun...» Фигня это все.

Мир так или иначе меняется. Люди в 25 лет становятся миллиардерами, рассуждает Кирилл. И это дает стимулы новому поколению предпринимателей работать с утроенной силой, не дожидаясь кризиса среднего возраста, который, по оценкам Чеканова, сейчас наступает раньше. Где-то после двадцати.

Он пропускает мимо ушей мое замечание о счастливых исключениях, за каждым из которых открывается вид на гигантское кладбище гениальных проектов. Чеканов утверждает, что находится в постоянном поиске «Billion Dollar Idea» и в стратегическом отношении все делает правильно. Похоже, он действительно в этом уверен.

Примерно год назад Чеканов придумал новый, более удобный способ общения между стартапами и инвесторами. Более удобный в сравнении с обычным коммуникационным арсеналом, включавшим, к ужасу Кирилла, Word, Excel и Outlook. Эти достижения «бизнеса со скоростью мысли», казалось, тронула коррозия морального устаревания. Чеканов находил их громоздкими и непрактичными.

Жизнь начинающего бизнеса хаотична: бесконечные сбои, отступления от графика, апдейты, перезапуски. Это, по наблюдениям Чеканова, предполагает чуткую реакцию со стороны инвесторов, которых с помощью Hippflow можно «в один клик» ввести в курс дел – текущих потребностей, достижений и планов. Составление отчетов нужно по возможности автоматизировать (в частности, подтягивая информацию из Google Analytics), а рутину – визуализировать. Цветовая гамма однотипных сообщений быстро сформирует представление о ходе проекта. Вопросы, требующие оперативного решения, лучше обсуждать в режиме микроблогов, а оповещать о них – через мобильное приложение. Пространные письма здесь просто не годятся.

– Email! – с отвращением произносит Кирилл. – Это же ужаснейший Old School!

Проектам, особенно в условиях посевной стадии, когда вся энергия уходит на разработку, нет смысла писать длинные письма, которые инвесторы физически не могут одолеть, продолжает он. Тут нужен новый инструмент, который позволит им shoot updates.

Все эти выразительные слова сами по себе не производят впечатления. Инфраструктурный B2B-проект, обещающий бурю в стакане, вероятно, вызовет зевоту даже у профильного журналиста, мучительно разыскивающего тему.

Но не все так просто: Кирилл обладал преимуществом. Ему шел 18-й год, и он, без сомнения, знал цену этому обстоятельству. Не буду строить предположения, что в конце концов станет залогом успеха Hippflow – полезность проекта или его медийность. Впрочем, это и не важно. В бизнесе хороши любые средства.

Режиссура и продюсирование

СМИ представляют Чеканова улыбчивым школяром с ранцем за спиной, набитым деловыми бумагами. Но уже как минимум три месяца этот образ неактуален. Ранним утром в пустынной редакции я беседую со студентом первого курса Высшей школы экономики, в аудитории которой он как раз в это время должен находиться.

– Иногда приходится прогуливать, – хихикает создатель Hippflow без тени раскаяния.

Ему не привыкать. Еще в школе, которую молодой предприниматель окончил в этом году, он сбегал с уроков на срочные переговоры с клиентами. Тогда он искал персонал для стартапов, который находил в соцсетях. За свою работу рекрутера Чеканов получал до $500 в месяц, что было ощутимой надбавкой к карманным расходам подростка.

Кирилл никогда не относил себя к золотой молодежи. Говорит, что из обычной московской семьи. У отца компания, которая занимается недвижимостью, а мама издает альманах по искусству. Кстати, первые $10 тысяч в проект сына вложила именно она. Кирилл морщится, пытаясь вспомнить название фирмы и журнала. Нет, не получается. Как-то все мысли о собственном бизнесе.

Осознанный интерес к поиску и воплощению своих проектов у предпринимателя возник несколько лет назад. Он вспоминает, как в один момент просто захотел большего. Вероятно, перелом случился, когда мечта стать кинорежиссером сменилась острым желанием сделаться крутым продюсером. Как много детей понимают смысл этой работы? А тринадцатилетний Кирилл снимал пляжное видео в надежде продать билеты на домашний просмотр друзьям родителей – мальчик наперед знал, что взрослые безропотно заплатят. И хотя проект не дожил до реализации, сама роль устроителя не на шутку увлекла подростка.

Слабость Чеканова к кино не пропала с годами.

Для Hippflow был снят проморолик, в котором трагикомичный персонаж с картонкой, требующей выдать $500 тысяч на стартап, пристает к прохожим у здания Нью-Йоркской фондовой биржи. Слоган гласил: «Hippflow. Вероятно, единственный способ сделать это по-новому».

Люди говорят

Кирилл рассказывает, что набрел на свою идею, просто наблюдая за тем, как устроен рынок. На тьму стартапов приходились единицы инвесторов либо их представителей в инкубаторах и акселераторах. Диспропорция просто бросалась в глаза, если вы имели представление о масштабах переписки этих неравных сторон. Поток информации застревал в бутылочном горлышке.

Понятный диагноз, но еще не метод лечения. Чеканов принялся обдумывать задачу. Он не обременял себя лишними презентациями и спорами. Если он в чем-то и нуждался, то в принципиальном одобрении своей идеи профессионалами, от которых был готов терпеть умеренную критику.

Прозорливый ум Кирилла, его умение схватывать на лету нравились взрослым. Он, например, с легкостью расположил к себе Гила Петерсила, живущего в Москве и увлеченного своим делом коуча с опытом серийного предпринимательства. Тот с радостью надавал ему кучу советов. Позднее обаяние юного дарования отлично сработало в общении с западными инвесторами, которым Чеканов сотнями рассылал письма с кратким описанием проекта. Подробности немногим ответившим Кирилл предпочитал сообщать по скайпу.

Полученные рекомендации оказались полезны. Они помогли выправить первоначально сбитый прицел. С венчурных фондов Кирилл переключился на инкубаторы, считая их потенциально более восприимчивыми к своему сервису. Много проектов – мало инвесторов, а точнее, управляющих. Чеканов знал, что без доли в бизнесе эти люди меньше мотивированы держать руку на пульсе стартапов, чем сами инвесторы. Поэтому им не помешает иметь нечто вроде режиссерского пульта, приборной доски, где как на ладони были бы видны все критически важные параметры проектов, счет которым шел на десятки.

Часто бывая на различных мероприятиях для стартаперов, Кирилл также имел возможность тестировать свою идею на таких же, как он, начинающих предпринимателях. Но не видел в этом смысла.

– Такую информацию я принимаю к сведению, но не к сердцу, – поясняет Чеканов. – У других людей свои мысли, свои тараканы в голове, они всегда на своей волне. Вы не должны слушать, что люди о вас говорят.

В свете рампы

Лучше читать, что люди о вас пишут. О да. Журналисты с радостью открыли для себя историю бизнес-вундеркинда. И Кирилл быстро вошел во вкус общения с прессой, тем более что ментором проекта выступил Дмитрий Фалалеев – профессиональный медийщик, чей опыт включал работу в русском HBR, центре Digital October, а также запуск портала о стартапах TeraFirrma (firrma.ru).

Чеканов привлекал внимание не только российских, но и западных ресурсов (родители позаботились, чтобы их ребенок знал английский язык не хуже родного, ведь он учил его еще с детского сада).

Примером остроумного пиара стала разработка приложения для Google Glass, ультрамодной гарнитуры от интернет-гиганта. Кирилл даже не держал очки в руках – новинки до сих пор нет в продаже.

На профильных форумах предприниматель просто познакомился с девушкой из Сан-Франциско, у которой, в свою очередь, был друг, раздобывший очки. Он согласился протестировать разработку Чеканова, и дело было в шляпе.

После этого проект вызвал любопытство TechCrunch, а презентацию Hippflow вскоре украсила цитата из этого авторитетного блога, емко обозначившая суть предложения Кирилла: «A service that makes it easy...». В той же презентации сообщалось и о $26 млрд венчурных инвестиций в США за прошлый год и что каждый второй стартап находился на посевной стадии, то есть был потенциальным клиентом Чеканова. Hippflow стали сравнивать с Angellist (даже логотипы проектов во многом схожи) – запущенной три года назад американской платформой, сводящей бизнес-ангелов и предпринимателей, в базе которой зарегистрированы свыше 1300 стартапов. Сервис Кирилла, пока еще действующий в beta-версии, оказался в гуще событий, достойных восходящей звезды. Внимание инвесторов было делом времени.

Молчание – золото

Со стороны может показаться, что концептуально Hippflow скользит по тонкому льду. Нынешний выбор средств связи и коммуникационных технологий уместно назвать изобилием. Тот же Angellist, который не жалует электронную корреспонденцию, использует ресурсы соцсети Yammer, бизнес-чатов HipChat, а также систему управления проектами Pivotal Tracker (при этом терпимо относясь к другим сервисам командной работы вроде Asana или Trello). Очередная нишевая новинка едва ли перевернет представления участников рынка о том, как им следует вести дела. Даже предположив в продукте Чеканова принципиальные улучшения, трудно гарантировать, что они найдут спрос. Положа руку на сердце: люди хотят заниматься делом, а не совершенствовать отчетность, пускай и упакованную в новомодные облачные решения.

Hippflow, который Кирилл любит сравнивать с Twitter, обещает сделать отношения предпринимателей и инкубаторов более эффективными и системными. Но пулеметные очереди сообщений о «существенных событиях» и «неотложных нуждах» проектов не совсем то, что приходит на ум при слове «продуктивность». И в этом смысле старый добрый email, возможно, не так уж и плох.

Но а что, если Чеканов прав, а мой скепсис – симптом консерватизма и невежества? Вполне возможно, рынок по достоинству оценит сервис Чеканова за функциональность, удобство и наглядность (отчасти это уже так: на сайте проекта зарегистрировались свыше пятисот пользователей, среди которых стартаперы и персонал инкубаторов).

Во всяком случае, свое веское слово сказали инвесторы, что характерно, узнавшие о проекте из прессы. Они согласились выложить за 10% Hippflow $100 тысяч, и, по словам Кирилла, не за горами второй раунд.

Кирилл проявил себя успешным переговорщиком. Но я отметаю крамольную мысль, что сообразительный юнец мог запудрить мозги профессионалам. Даже несмотря на то, что, по словам Кирилла, фонд – мне не удалось выудить из него название, известно только, что он российский – почти не делает посевных инвестиций.

В разговоре со мной Кирилл размышляет о превратностях судьбы болтливого стартапера. Никогда не надо делиться с инвестором собственными оценками стоимости стартапа, убежден он. Цифра легко может оказаться меньше суммы, о которой думал ваш визави, и это испортит вам всю игру. Еще один разумный совет: не поддаваться провокациям фонда, желающего понять, насколько далеко вы готовы зайти в своих завиральных мечтах о денежных потоках.

– Но какие-то оценки вас все же попросили сделать? – озадачен я.

– Они попросили меня сделать прогноз доходов, а мой ответ свелся к тому, что это преждевременно и просто глупо. Инвестора это устроило. Считайте, что это был тест на адекватность, – говорит Чеканов.

Go Go West

Сделка одним махом закрыла вопрос с бюджетом на разработку, который до этого Чеканов безуспешно пытался собрать методом краудфандинга. На площадке smartmarket.net из запрашиваемых трех миллионов рублей удалось наскрести заявок на 90 тысяч. Не помогли даже обещанные 0,1% чистой прибыли проекта на каждые 30 тысяч рублей вложений.

Судя по вопросам, люди не понимали принцип монетизации. Они спрашивали: «Где тут деньги?»

Кирилл сравнивает бизнес Hippflow с работой «рекламной платформы». Здесь предпринимателю удобно подбирать стартапам поставщиков нужных им услуг – от онлайн-бухгалтерии до IT-разработки. Ведь о своих потребностях проекты сообщают сами. Hippflow берет с провайдеров комиссию. Тем самым посредничество служит основным источником заработка. Правда, в теории. Ведь проект до сих пор тестируется. И хотя в команде Hippflow на пару с программистами работают сейлы, реальных продаж пока не было.

Ждать осталось недолго, оптимистичен Чеканов. Он ждет запуска партнерской программы с «крупным американским офис-провайдером», с которым предпринимателя познакомил «его представитель в Нью-Йорке». Недвижимость можно считать черным ходом на рынок, участники которого привыкли витать в облаках. Подопечные инкубаторов любят кучковаться в коворкингах и опенспейсах, на аренде которых, в свою очередь, специализируется потенциальный партнер Чеканова. Через него продавать В2В-сервисы целевой аудитории логично и перспективно.

Работа непосредственно с инкубаторами тоже принесет плоды, рассчитывает Кирилл. К платформе уже подключились итальянские StartMiUp и H-farm Ventures, датский SCALEit, китайский Chinaaccelerator, а также Pulsar Ventures, учрежденный Инвестиционно-венчурным фондом Республики Татарстан. Российские площадки, уточняет Чеканов, ему интересны в последнюю очередь: не тот масштаб проектов. Смущает их число и потенциал.

– Россия будет с нами, как только станет популярна на Западе, как это обычно и случается, – поясняет Кирилл свою позицию.

Обратите внимание: «будет с нами… на Западе». В этот момент я, кажется, начинаю лучше понимать инвестора, вкладывающего в Чеканова деньги. Трудно устоять перед соблазном быть частью проекта, создатель которого со школьной парты стремится к мировому успеху. В таком возрасте нет ничего невозможного.

Автор благодарит Катерину Романенко за помощь в подготовке материала

Смотрите интервью Кирилла Чеканова в программе «Капиталисты. Клуб 33» на телеканале «Дождь»:

Полная версия передачи