X

Руслан Тугушев, Boomstarter: «Далеко не все проекты, кажущиеся интересными, собрали деньги»

Сооснователь российской краудфандинг-платформы о том, на что люди готовы давать деньги в интернете, как на этом зарабатывать и где искать новых народных звезд

Boomstarter – это российская копия Kickstarter, площадки для краудфандинга – сбора денег на реализацию творческих и бизнес-проектов. Его создатели, серийные предприниматели Руслан Тугушев и Евгений Гаврилин, однажды осознали, что им просто нужны свободные деньги – для запуска новых проектов. И реализовали площадку для сбора денег сами. Slon поговорил с Русланом Тугушевым о том, на что люди дают средства в интернете и как на этом заработать.


Злата Николаева Интервью взяла Злата Николаева
Злата НиколаеваКак все начиналось?

Руслан ТугушевВ конце марта или начале апреля прошлого года мы встретились с моим партнером Женей. Вообще, мы раз в полгода запускаем какой-то новый бизнес, и собственных денег на это не всегда хватает, и мы подумали, что нужна площадка, где можно заявлять идею и собирать недостающие средства. Мы решили посмотреть, есть ли такого рода площадки в мире, и когда вернулись к разговору недели через две, стало понятно: краудфандинг распространен, а вот в России его нет. Самый успешный пример, конечно, – Kickstarter. И мы решили не изобретать велосипед и…

ЗНСделать то же самое?

РТДа. Можно было настроить собственных гипотез, но есть уже работающая платформа.

ЗНА вы исследовали вопрос, насколько Kickstarter популярен в России?

РТКонечно, мы запустили «Бумстартер» через полтора месяца исследований. Мы померили рынок, поняли, каков у всего этого потолок, примерно измерили количество авторов, готовых использовать такую платформу. Потенциал рынка – 20 тысяч проектов в год, в этом году мы пришли к результату в 2000 проектов. Но вообще, было много сомнений.

ЗНКаких?

РТБудут ли люди платить, нужно ли им это. Платформа была готова в июне, запустились мы 21 августа. Два месяца мы просто искали людей, которые могли бы встать на нашу платформу. Набрали около ста проектов, 30 или 40 вывесили сразу, а остальные добавляли ежедневно. Сейчас ежедневно появляется от 5 до 10 проектов. Месяца через полтора после запуска люди начали добавляться в проект сами. Причем все очень зависит от успешных сборов в конкретной категории: как только у нас собрали 150 тысяч рублей на издание диска, появилось много музыкантов, и так далее.

ЗНВы этих звезд сами не ищете?

РТИщем.

ЗНА как реализованы PR и маркетинг?

РТУ нас есть два направления по привлечению клиентов. Во-первых, мы целенаправленно ищем звезд в интернет-сообществах. Во-вторых, ищем людей на офлайновых мероприятиях. Вообще, не так много людей знает про краудфандинг – приходится про это рассказывать.

ЗНКакие, на ваш вкус, были самые интересные случаи за время работы?

РТСложно выбрать, но могу точно сказать, что далеко не все проекты, кажущиеся мне интересными, собрали деньги. Мне очень понравился проект «Простая наука», сейчас интересный проект с календарем.

«Есть много маленьких интересных проектов, которые собирают по 50 тысяч, и это основная категория проектов, которые в принципе собирают деньги.»

ЗНКакие истории самые популярные?

РТФильмы. Музыка хорошо собирает, книги. Три самые популярные категории.

ЗНРасскажите про вашу бизнес-модель.

РТМы забираем 10% собранных денежных сумм у проектов, которые собрали заявленное ими количество средств. Если собрать деньги не получилось, они возвращаются пользователям. Сейчас у нас в месяц случается около 250–300 проектов, ежемесячный прирост – 20%. В следующем году мы планируем вырасти в 10 раз.

ЗНВы стали прибыльными?

РТПока нет. Мы параллельно развиваем еще одно направление, предпродажу электронных билетов: когда вы заявляете мероприятие и продаете минимальное количество билетов. Кроме того, мы запустили краудфандинг подарков – когда друзья могут, как и в обычной жизни, скинуться тебе на подарок. В этом проекте уже немало товаров из разных интернет-магазинов.

ЗНТо есть это такая сеть?

РТДа. Ежедневно подключаются один-два магазина.

ЗНКакие у вас были инвестиции в проект?

РТМы поддерживаем проект на собственные деньги, общий объем инвестиций сейчас достиг $800 тысяч.

ЗНПланируете дополнительные инвестиции?

РТДа, мы находимся в активно-пассивной стадии поиска инвесторов на следующий раунд. Ведем переговоры с несколькими фондами. Мы считаем, что компания стоит дорого, фонды так не считают… (Смеется.)

ЗНСколько человек у вас сейчас работает?

РТОколо сорока человек. Мы их долго и упорно искали, у нас есть разные направления работы. Поиск проектов, которые могли бы встать на нашу площадку, работа с мероприятиями и магазинами, взаимодействие с клиентами. Есть HR, бухгалтерия, сисадмины, отдел разработки, их шесть человек. Окей, их тридцать пять, не сорок.

ЗНКак вы с этими тридцатью пятью человеками находите общий язык?

РТЭто не первый наш бизнес, и мы понимаем, что необходимо в работе. Одним из первых наших сотрудников был HR, например.

«Мы точно знаем, что нужен системный администратор, и тебе не стоит самому возиться с компьютером – даже если ты все знаешь и умеешь.»

Все люди работают в мини-группах, нет прямого подчинения. Это помогает быстро управлять компанией.

ЗНВызвать десятерых и ввалить им?

РТДаже троих ответственных достаточно вызвать. Кроме того, у нас достаточно глубоко внедрены CRM-системы, позволяющие управлять людьми. Все поначалу сопротивляются этому, но потом понимают, что это круто и зачем это все было нужно.