Новости Календарь

«Доверять можно сколько угодно – и при этом не договориться»

Скопируйте код в ваш блог
Статья будет выглядеть вот так:
Slon.ru
«Доверять можно сколько угодно – и при этом не договориться» «Доверять можно сколько угодно – и при этом не договориться»

Почему «справедливо» не означает «поровну»? Фрагменты книги Александра Долгина «Как нам стать договоропригодными, или Практическое руководство по коллективным действиям», недавно вышедшей в издательстве «О.Г.И.» •
Подробнее на Slon.ru

Недоговоропригодность – это врожденный дефект или пробел воспитания? Как собрать клуб? Почему «справедливо» не означает «поровну»? Куда приведет политкорректность? Как сделать чистоту и благоустройство экономически рентабельными? Новая книга Александра Долгина «Как нам стать договоропригодными, или Практическое руководство по коллективным действиям», пытающаяся ответить на эти вопросы, недавно вышла в издательстве «О.Г.И.». Александр Долгин – экономист, исследователь и аналитик, управляющий рекомендательным сервисом «Имхонет», глава Фонда научных исследований «Прагматика культуры», автор переведенных на многие языки книг «Экономика символического обмена» и «Манифест новой экономики». В новой книге анализируются причины неудач самоорганизации; Долгин предлагает правила для создания дееспособного общества. Slon уже отчитывался о круглом столе, посвященном нашей договороспособности, а теперь публикует фрагменты книги.

  • Для соотечественников не секрет, что у нас неважно обстоят дела с гражданской активностью. Даже при наличии острой необходимости предпринять что-либо дельное сообща – видимых успехов почти не наблюдается, да и попыток мало. Среди пишущих об этих настроениях стало нормой поминать недоговоропригодность, выводя из нее неспособность к общему делу. Мне не симпатична идея врожденного «порока гражданина». Я думаю, во многом этот недуг «благоприобретенный», он есть результат длительной порочной традиции. Но традиции ведь могут и прекращать действие, и при каком-нибудь внешнем толчке это может происходить довольно быстро.
  • Поразительно, но большинство казусов и настроений общего дела укладываются в несколько типичных формул, и все они не сказать чтоб были так уж изощрены и таинственны. Напротив, их механика ни для кого не секрет. Это: отказ участников от принятых на себя обязательств (отлынивание), популистские идеи, пожирающие время встреч, заспамливание/зашумление повестки дня, безбилетничество (пользование на халяву), раскол групп под несущественным предлогом, провокация ссор (троллизм), манипулирование голосованием и повесткой, следование скрытым интересам и т.п. <…> А мы все списываем на сакральные свойства души, вместо того чтобы хладнокровно проанализировать анатомию поведения.
  • Все всегда упирается в сбор команды. Это первейший вопрос любого коллективного дела, и это же отправной пункт экономической теории клубов, которая лежит в основе излагаемого подхода. Ее базовая логика состоит в том, что существует некая пороговая численность участников, при наборе которой искомый результат (или процесс) достигается с приемлемыми (в расчете на одного) издержками. В этом весь смысл образования клуба – поделить издержки, не потеряв при этом в качестве.
  • К примеру, некто мечтает передвигаться на велосипеде, но город для этого не приспособлен. Логично начать с того, что узнать, сколько еще людей хочет того же. Потому что в случае, если их хотя бы в потенциале много, есть шанс, объединившись, нужным образом повлиять на власти. А если нет, придется подождать со своей надобностью, потому что с точки зрения общественной справедливости неразумно выделять полосы для угождения непропорционально малой группе пользователей. Или, к примеру, кому-то нужно сколотить команду для футбола во дворе или выбить у муниципалитета преференции, собрать подписи под какой-нибудь петицией, переизбрать правление ТСЖ, изгнать джанкфуд из школы, решить проблемы трафика – все всегда упирается в сбор команды.
  • Начнем с того, что в России у всех на слуху в силу известных обстоятельств, – с честного голосования. В простейшей постановке вопрос звучит так: нужно, чтобы в результате голосования люди получили то, чего они действительно хотят. (Как ни странно, так бывает далеко не всегда.) Если формулировать четче, итоги голосования должны приводить к максимизации блага, к которому устремлены члены клуба. Казалось бы, чего проще – собери предложения и подсчитай голоса. Однако тут таятся тупики и опасности. То, что люди могут не понимать себя или желать разного, что им трудно смириться с победой конкурентного предложения, – с этим ничего не поделаешь, и это полбеды. Настоящая угроза проистекает со стороны групп участников со скрытыми интересами. Обычно у них в арсенале есть манипулятивные приемы, позволяющие достичь желаемого (для них, но не для большинства) при соблюдении видимой законности
  • Тут мы позволим себе одно утешительное соображение. Сколь ни богаты возможности для манипулирования голосованием, загвоздка не только в этом. Иногда оптимальный выбор недостижим в принципе даже при идеальных условиях – при адекватных правилах и при отсутствии вмешательств.
  • Когда мы видим хай-тек или высокие достижения в спорте, кино или в чем-нибудь еще, понимаем, как там все должно быть сложно устроено внутри. Там творится волшебство. А к совместной деятельности подходим запанибратски – это ж обычные дела и понятные люди. Мы вроде как не отдаем себе отчета в том, что нужны какие-то технологии и чертежи. В действительности то, что предметом озабоченности группы жильцов может выступать, к примеру, примитивная мусорка, вовсе не означает, что формула договоренности тоже примитивная.
  • Поскольку коллективные блага ценны для участников в разной степени, а предоставляются всем им в равной мере (это важное свойство называется «неисключаемостью»), то и плата должна дифференцироваться. Иными словами, бремя финансирования должно быть разложено неравномерно: кому больше надо, тот больше платит. Эта простая формула фундирует мораль во множестве неочевидных ситуаций. К слову, если для кого-то полезность блага и вовсе отрицательная, то выход состоит в компенсации ему неудобств.
  • Как уже говорилось, производству коллективных благ сильно мешают «безбилетники». Вызванное ими природное чувство справедливости у добропорядочных участников настолько сильно, что они готовы скорей отказаться от блага, чем сносить то, что кому-то оно достанется задарма. Тем более что безбилетники съедают часть блага или ухудшают его, и в предвидении этого никто не спешит утруждаться.
  • В случаях, когда наличие безбилетников критично, применяют селективные стимулы, проще говоря, наказывают «уклонистов» и поощряют «активистов». Отрицательные стимулы прекрасно известны – они включают социальное порицание, отлучение от благ, изгнание из клуба и т.п.; положительные тоже – это доступ к благам, закрытым для посторонних, общественное восхищение.
  • Представим, что введены правила, согласно которым репутация в сети служит понижающей или повышающей поправкой к голосу данного человека. Десять раз подумаешь, прежде чем сказать или сделать что-то вредящее репутации, потому что не хочется, чтобы при решении какого-то вопроса твой голос весил одну десятую, в то время как чей-то – три номинала.
  • Доверие жестко завязано на залог. Это может быть денежный залог, репутация бренда, личная репутация. Доверяют тому, кому есть что терять. Человек с репутацией сто раз подумает, прежде чем обманывать ожидания, иначе все заработанное может пойти насмарку. Эта логика сейчас переносится в интернет-сети, где запечатленные в профилях поступки и суждения людей становятся такими же носителями репутации, как и поведение в офлайне.
  • В любых спорах и тяжбах стороны должны договариваться путем обмена. Это значит, что кто бы ни победил, не должно оставаться системно дискриминированных групп, т.е. проигравших вчистую и оставшихся без сатисфакции. Надлежащая система торгов может строиться в духе известной теоремы Коуза: выигравшие компенсируют проигравшим издержки, вызванные их победой. К примеру, если перед зданиями, расположенными на первой береговой линии у моря, собираются построить другие дома (допустим, насыпав часть суши), то домовладельцам полагается компенсация за утрату вида из окна. Риэлтерский рынок с высокой точностью измеряет, сколько стоит (вернее, стоил) этот вид, поэтому определить размер отступных не составляет большого труда.
  • Если представить набор предпочтений в виде эквалайзера, того, что используется в музыкальных установках для настройки звука, то наш человек норовит передвинуть все рычажки на максимум, нимало не смущаясь тем, что в жизни так не бывает. Мощная социальная поддержка – и низкие налоги, прогрессивная шкала обложения – и расцвет предпринимательства, рост зарплат – и нулевая инфляция – эти и подобные пары целей противоречат друг другу. В правильном эквалайзере соответствующие рычажки были бы связаны через бюджет и двигались во встречных направлениях. Отрезвляющим приемом было бы оцифровывать риторику кандидатов и совместить на эквалайзере фантазерскую и реалистичную картинки, чтобы люди с одного взгляда на рычажки улавливали разницу. Такую же компьютерную программку можно написать и для клубных задач.
  • Договоропригодность не сводится к доверию, поскольку включает в себя ряд компетенций помимо него. Доверять можно сколько угодно – и при этом не договориться, не сумев согласовать бюджет, или приоритеты, или взносы, или попав в какую-то другую из описанных выше ловушек. Доверие жестко завязано на залог. Это может быть денежный залог, репутация бренда, личная репутация. Доверяют тому, кому есть что терять. Человек с репутацией сто раз подумает, прежде чем обманывать ожидания, иначе все заработанное может пойти насмарку. <…> Таким образом, мы имеем дело с иерархией понятий, где наиболее синтетичной является способность к коллективным действиям. Ее предпосылкой – важнейшей, но не единственной – выступает договоропригодность, а она сама, среди прочего, опирается на доверие. Данные понятия не только не синонимы, но и не матрешки, вложенные одна в одну.
  • Дееспособное общество начинается с договороспособности – и это ровно то, воспитание чего я считаю первым и главным шагом для России и ради объяснения чего я сел за эту книгу. Договороспособность – не заклинание и не счастливый лотерейный билет. Это результат кропотливой работы людей с людьми, работы практической, методически оснащенной и убеждающей достигнутыми результатами. 



Комментарии

Авторизируйтесь, чтобы оставить комментарий

Уважаемые читатели! Просим вас, оставляя комментарии, уважать друг друга и не злоупотреблять свободой слова. Администрация сайта будет удалять:

1. Комментарии с грубой и ненормативной лексикой.
2. Оскорбления, угрозы и непристойные высказывания.
3. Высказывания, разжигающие национальную, религиозную и прочую рознь и вражду.
4. Комментарии, содержащие другие нарушения законодательства и прав граждан.
5. Комментарии, рекламирующие и продвигающие другие веб-ресурсы, товары и услуги, а также комментарии, не имеющие отношения к дискуссии.
Полная версия правил.

Пользователи, которые нарушают эти правила грубо или систематически, будут заблокированы.