Новости Календарь

«Пап, а кем ты работаешь?»

Вопрос, вынесенный в заголовок этого текста, или его вариации рано или поздно слышат все родители. И ответ на него лучше подготовить заранее – такой, чтобы ребенок не только все понял, но и заинтересовался, смог пересказать услышанное коллегам по песочнице или одноклассникам. Врачу несложно объяснить, что он «лечит людей», а преподавателю – что он людей учит. А как быть тем, чьи профессии не так очевидны и понятны детям? Slon узнал об этом у бизнесменов, банковских служащих и работников медиа.




стратег на рынке акций инвестиционной
компании «Тройка Диалог»

«Совсем маленьким детям я говорю, что работаю за компьютером. Тем, ко постарше, рассказываю, что стараюсь купить подешевле и продать подороже. А старшие уже довольно хорошо понимают процесс, мы иногда обсуждаем с ними какие-то тонкости рынка. И я даже брал их на работу. Но, в целом, все-таки все сводится к тому, что на работе я ищу что-то подешевле, а продаю подороже. Что конкретно ищу и продаю? Не знаю, насколько младшим доступно абстрактное мышление, но они в курсе, что есть такая мифическая вещь, как акция. Пока  интереса у них к этому нет, но логику процесса они понимают хорошо». 



Игорь Ашманов,
«Ашманов и партнеры»

«Есть такой старый анекдот: «Мужчину вызывают в школу и спрашивают: «Ваш сын всем рассказывает, что его папа работает официантом в публичном доме. Это правда?» – Нет, конечно, я специалист по инлайн-анализу TCP-IP-пакетов в гетерогенных сетях, но разве это объяснишь восьмилетнему пацану». Это очень характерно для IT-отрасли – очень сложный предмет. Тем не менее, мы с женой своим детям о своей работе рассказываем. Со старшими все понятно, они уже взрослые и все понимают. Сын, например, учится на третьем курсе мехмата, у него есть парочка собственных стартапов – поэтому я стараюсь осведомлять его о работе компании, подробно обо всем рассказывать. Дочери (первый курс «Британки») – тоже. Не только о технологической стороне нашей деятельности, но и о бизнес-составляющей, чтобы у них  было представление о том, что такое бизнес и человеческие отношения в нем.
 
Дочка, которой 2,5 года, подробностями пока не интересуется. Мы просто говорим ей, что уходим на работу, и она знает, что утром папа с мамой уходят, а вечером возвращаются. А вот шестилетняя дочка живо интересуется процессом, потребовала сводить ее ко мне и к маме на работу, общалась с сотрудниками, ходила везде, спрашивала, что они делают – и теперь просится снова. В моем случае хорошо то, что я могу показать понятный ребенку результат своей деятельности. Скажем, она играет в инфов: создает персонажей, дает им имена, одевает, разговаривает с ними. И знает, что их сделали мы. 
 
Но мне кажется, что одними рассказами о своей работе не стоит ограничиваться. Раньше существовала такая традиция: люди водили своих детей на поклон к великим современникам, чтобы они могли через 50 лет своим внукам рассказывать, что застали вживую такого-то и такого-то титана. И это очень важно, я считаю – видеть великих людей своего времени. Я например,  в свое время успел застать на мехмате лекции Колмогорова и других великих, что трудно переоценить». 



управляющий директор по корпоративным
отношениям X5 Retail Group

«Мои дети уже выросли и, слава богу, не спрашивают, чем я занимаюсь на работе. Но у меня был забавный период, когда я работал в разведке. Я объяснял, что я журналист или кто-то еще... А потом, когда моя старшая дочка вдруг каким-то образом узнала (кто-то ей сказал) правду, это стало для нее огромным потрясением: обычный папа – и тут... елки-палки! Под большим секретом, закрывшись в ванной комнате, она сообщила это младшей сестре, но та была еще в юном возрасте и ничего не поняла». 



владелец Московского кредитного банка.
Воспитывает 20 детей, своих и приемных.

«Первые вопросы о том, что я делаю, я стал получать от детей примерно в трехлетнем возрасте. Обычно диалог выглядит так: 
 
– Папа, ты куда поехал?
– На работу.
– А что ты делаешь? 
 
Я говорю, что деньги заколачиваю, и делаю жест –  как будто у меня молоток в руках. Наглядность обычно помогает, и они потом друг другу рассказывают и показывают. Что любопытно, однажды я попытался таким же образом объяснить суть своей работы гувернантке из Англии и использовал выражение «hammering money», но в отличие от детей, она меня абсолютно не поняла. 

Когда дети подрастают, я стараюсь их брать на день к себе в банковский офис. Это довольно сложный эксперимент. Полдня они ведут себя спокойно, потом им становится скучно, и моим помощникам приходится их как-то развлекать. Но какое-то представление о моей работе все равно получают: это достаточно сложно, но с другой стороны, полезно. Я вообще считаю, что в воспитании должно быть меньше мифологии. А работа родителей для детей – это что-то из области мифологии. И чем раньше они начинают осознавать реальное положение вещей, тем лучше».



шеф-редактор объединенной компании «Афиша» и Rambler

«Дети – понятие расплывчатое. Младшие ничего не знают и ни о чем не спрашивают, на работу я их не брал. Но они знают, что папа постоянно зачем-то ковыряется в компьютере и что-то пишет. Это максимум. Подозреваю, что они не видят связи между журналом, который периодически валяется на кухне, и тем, что я куда-то хожу на работу. Старший знает все, его круг интересов совпадает с тем, чем я занимаюсь. Он постоянно пытает меня расспросами («Кто приедет на Пикник «Афиши?», «А что с митингами?», «А когда выступит такая группа?», «Что будет на обложке в следующем номере?») и торчит у меня на работе. Если младшие начнут интересоваться, для начала покажу интернет, потом – статьи. А вообще, детям ничего не нужно объяснять, они все сами поймут». 



основатель сети магазинов одежды Sela,
совладелец кондитерской фабрики «Ацтек»

«Когда я занимался Sela, говорил детям, что «мы одеваем людей, даем возможность огромному количеству людей купить одежду по доступной цене». Дети видели нашу одежду везде: в школе, в магазине, в рекламе – и гордились этим. Спустя 20 лет, описывая строительный проект, я рассказываю детям, как это интересно, когда сначала ты видишь пустое поле, потом появляется техника, которая делает дороги. Заливаются фундаменты, поднимаются стены, крыши, а потом в дома заселятся люди. Они будут их обустраивать, засадят огород, будут бегать детишки – и вырисовывалась картинка семейного счастья. Ну а что говорить детям, когда ты имеешь непосредственное отношение к любимому всеми шоколаду или марципаном?.. Просто приносишь и угощаешь, вообще ничего не надо объяснять. Сейчас вдруг подумал, что никогда не рассказывал, что зарабатываю (или должен зарабатывать) деньги на этом... Может быть, надо это делать».



генеральный директор ИД «Коммерсантъ» (подал в отставку,
но работает на этой должности до мая 2012 года)

«Я не помню, чтобы дети что-то спрашивали – они часто бывают у меня на работе. Я им не объясняю, просто на работе говорю, что вот это место, в котором делают газету. И они эти газеты и журналы видят. Я не разделяю свою работу на разные составляющие – и они не разделяют тоже. Но мои дети – особенная статья. Они же герои моих заметок и знают об этом».


Алексей Коровин
руководителя блока «Розничный бизнес» «Альфа-Банк»

«Прежде всего, я предостерегаю детей от использования слова «банкир» – все мы, работающие в банках, являемся банковскими служащими. Служащий должен, в первую очередь, обслуживать клиентов и заботиться о них. Именно клиент – главное лицо в банке. А второй главный аспект, который я обсуждаю с детьми, состоит в том, что банковский служащий – и руководитель, в особенности – в меньшей степени занимается деньгами и в значительно большей степени – людьми. Это для того, чтобы с молодых ногтей дети учились взаимодействию с другими людьми, работе в команде, такту и взаимовыручке».



Андрей Себрант,
директор по маркетингу сервисов компании «Яндекс»

«Я включил компьютер, залез в какой-то международный чат (то были годы, когда чат был крутым и популярным способом общения в реальном времени) и стал показывать дочери возникающие строчки. «Вот видишь, я сейчас пишу «Привет из Москвы!», и это видят ребята и девчата из Америки и других стран, таких далеких, что туда надо почти целый день лететь на самолете. Видишь, они уже отвечают мне – «Привет, Андрей! А мы смотрим фотографию тебя с дочкой на даче», и мы  можем сейчас что-то рассказывать друг другу, хотя мы так далеко. И тебя на даче они тоже видят.  Правда, это здорово? Чтобы  мы с мамой могли нашу дачу с друзьями по всему миру обсуждать, надо чтобы наш компьютер видел их компьютеры. Этим я и занимаюсь – делаю так, чтобы наши компьютеры видели друг друга, а мы бы этим пользовались».

 

Антон Носик,
медиадиректор компании SUP Media

«Мой сын сам все знает. В детском саду он рассказывает, что его папа работает Антоном Носиком. По-моему, очень точное определение».  

Предыдущий материал

Постсоветский менеджмент: какие боссы нужны талантливым сотрудникам

Следующий материал

Постсоветский менеджмент: хаос вместо парторганизации