Новости Календарь

Как таможенные пошлины делают русских «люксовыми» алкоголиками

Как таможенные пошлины делают русских «люксовыми» алкоголиками Иллюстрация: Paul Carter
В вышедшем в марте исследовании рынка роскоши, проведенном компанией McKinsey, большой раздел посвящен России. Внимание иностранных аналитиков к нашей стране в этой связи неудивительно – в последние годы соотечественники стали тратить на предметы роскоши больше, приближаясь к традиционным ее ценителям – европейцам и американцам. Но более всего поразило экспертов, что почти половина расходов россиян внутри страны приходится на дорогой алкоголь. Неужели пресловутое пьянство на Руси? Не в этот раз, коллеги. Сдается, что все дело в высоких ввозных пошлинах.

Российский рынок товаров класса люкс в прошлом году увеличился на 17% и достиг $5,3 миллиарда, выяснили в McKinsey. На протяжении последних лет он увеличивается в среднем на 13% в год (приблизительно так же  растут рынки Бразилии и Китая), что в несколько раз превышает общемировые показатели. И, пожалуй, ничего необычного в этом нет – вся наша страна во многом продолжает оставаться большим стартапом, где растет почти все. Но растет по-своему.

Например, в структуре потребления товаров класса люкс в России львиная доля приходится на алкоголь. Исследовательское агентство Euromonitor, на методики которого опирается McKinsey, относит к люксу алкоголь стоимостью от 80 долларов за бутылку. Так вот, на эту категорию приходится почти 45% всех «дорогих» расходов, еще 36% тратится на одежду и только 3% – на драгоценности, украшения, часы. В сравнении с собратьями по развивающимся рынкам эта пропорция выглядит пугающе: в Индии доля алкоголя в локальных тратах составляет лишь 2%, в Китае – 5% и даже в раскрепощенной  Бразилии – 28%.

Однако этот расклад настораживает лишь на первый взгляд – за ним кроется совсем не «элитный алкоголизм», а слишком высокие ввозные пошлины на товары. Ведь у буржуазии, перефразируя классиков марксизма, нет отечества – ценности класса люкс у всех национальностей приблизительно одинаковые. Другое дело, что есть таможенные барьеры, а своих локальных брендов в роскошных сегментах, чтобы их компенсировать, в России пока нет.

Если посмотреть на совокупные расходы россиян на приобретение товаров люксовой категории как внутри страны, так и за ее пределами, то может оказаться, что за границей тратится в два раза больше, чем на Родине. И здесь нет ничего удивительного: дорогая одежда и бриллианты там стоят в два раза дешевле. А слетать на выходные в Милан, Париж или, на худой конец, в Стамбул сегодня не проблема даже для бедного и ленивого потребителя товаров роскоши.

Самый банальный пример – Tiffany. Скромный крестик из белого золота с бриллиантами для прекрасной спутницы где-нибудь в Гамбурге (в странах ЕС уровень цен на одинаковые товары одного бренда приблизительно одинаков) можно купить за 870 евро, а в Москве он обойдется более чем в 1600 евро. А если оформить tax free, то на сэкономленную разницу тут же в dutу free можно будет порадовать себя бутылочкой недорогого Hennessy. Сама McKinsey отмечает, что по итогам 2011 года объем покупок россиян за границей вырастет где-то на 20%, как это случилось в 2010 году.

Европа – самым большой рынок роскоши (36% от мирового), и его драйвером остается неиссякаемый поток туристов. Наши соотечественники в нем явно не тонут – разница в цене дорогих товаров только подстегивает проводить отпуск или выходные за границей, где к тому же, как писал классик, «чисто и светло». Вполне закономерно, что структура внутренних и внешних расходов обеспеченных россиян может сильно отличаться. «Там» приобретается в основном одежда, часы, украшения и дорогие гаджеты, а алкоголя много с собой не привезешь, его всегда можно купить и «здесь». 

Хорошо видя все преимущества заграничного шопинга и явно завидуя иностранцам, которым удалось развить столь мощную индустрию брендов и в таких комфортных условиях их продавать, российские власти стремятся ограничить расходы своих граждан за пределами страны. Сегодня в Россию разрешено провозить товары на общую сумму до 10 000 евро по воздуху, сказано на официальном сайте ФТС, и всего лишь до 1500 евро другим транспортом. При этом масса груза не должна превышать 50 кг. Все, что провозится сверх этих норм, облагается пошлиной в размере 30% таможенной стоимости указанных товаров (не менее 4 евро за 1 кг). Учитывая эти ограничения, сильно не разгуляешься. Но ведь и строгость наших законов зачастую компенсируется необязательностью их исполнения.

Приятно, что стараниями Михаила Куснировича с его Bosco и группы Mercury сегодня к пиджакам от Zegna или кольцам de Grisogono уже не обязательно «пробираться миланскими тропами» – можно доехать до Столешникова переулка или зайти в ЦУМ. Но цена, как вы понимаете, будет отличаться в разы, а своих брендов, которые бы  могли составить конкуренцию мировым маркам, у нас пока не развилось. Посмотришь на Единый таможенный тариф Таможенного союза и перестаешь удивляться рассказам про «серый» импорт: ставка ввозной пошлины, скажем, на часы, составляет 20% от таможенной стоимости, пальто, брюки, галстуки, перчатки и обувь – 10%, драгоценности – тоже 20%.

Вот и получается, что у нас покупают то, что не успели купить за границей. В первую очередь, алкоголь. Отсюда становится понятна и его высокая доля в расходах. Не будем забывать, что свою лепту в круглую цифру вносит Horeca, через которую продается большой объем элитных спиртных напитков. Дорогущую юбку от Vivienne Westwood разделить на 25 модниц, увы, не получится. А распить бутылку Courvoisier в баре может себе позволить любая компания студентов. Хотя, как говорил мой  знакомый: «Де голль на выдумки хитра», – и сегодня, благодаря чудесам дресс-кроссинга, поносить одну и ту же заветную юбку вполне могут и несколько красоток.  

Кстати, российские эксперты с мнением коллег из  McKinsey не согласны. Например, аналитики «Финам» сам российский рынок  роскоши оценивают в $15–20 миллиардов долларов, что в три раза превышает оценки западных экспертов. В «Финаме» опираются на данные Росстата, согласно которым общий оборот розничных продаж в России составляет $650 миллиардов, а на оборот товаров «люкс» может приходиться  порядка 2,5–3%.  В этих тратах 25–30%  занимают ювелирные изделия – а их в стране продается примерно на $5 миллиардов (и это практически бесспорно luxury), еще около 35–45% – одежда, обувь и аксессуары (общие продажи этой группы составляют более $70 миллиардов, из которых примерно 10% может приходиться на роскошь). Что же касается алкоголя, то его доля находится на уровне 5–7% и не больше. Ведь объем всего импорта спиртного составляет около $2,5 миллиардов, и продукция наиболее высокого ценового сегмента никак не может занимать в нем более $1 миллиарда. 

За этими цифрами, вероятно, стоят разные методики оценки. Но факт остается фактом: ввозные пошлины у нас высокие. Будем надеяться, что вступление России в ВТО изменит ситуацию – не потому, что хочется больше потреблять, а потому, что нарушать закон потребителям уже надоело. 

Предыдущий материал

Егор Яковлев, Tvigle Media: Как фотографии черепах и пингвинов помогают в бизнесе

Следующий материал

Александр Лысковский, Alawar: хобби не должно быть связано с бизнесом