Инновации      об инновациях

«По поводу социальной ориентированности – это к Путину»

О путинском Агентстве стратегических инициатив рассказали директор департамента экономики и финансов Правительства Андрей Белоусов и мэр Троицка Виктор Сиднев
Скопируйте код в ваш блог. Форма будет выглядеть вот так:
 0 2 113 экспорт в блог
«По поводу социальной ориентированности – это к Путину»
Андрей Белоусов Фото: ИТАР-ТАСС/ Валерий Шарифулин
Заканчивается формирования Агентства стратегических инициатив (АСИ), которое уже окрестили  путинским «Сколково». Директор департамента экономики и финансов Правительства РФ Андрей Белоусов и мэр наукограда Троицк Виктор Сиднев (претендент на должность гендиректора АСИ) в ходе встречи, организованной РИА Новости, рассказали Slon.ru, что это будет за агентство и почему без него нельзя обойтись.

Виктор, вот вы подали заявку на должность гендиректора АСИ, значит, у вас есть представление, зачем это все нужно?

В.С. На мой взгляд, АСИ должно реализовывать принцип одного окна для тех, у кого есть интересные инновационные проекты. Само АСИ денег ему не даст: у АСИ их просто не будет – но оно поможет ему создать удобные условия его реализации. Инновации в моем понимании – это коммерциализация технологий. Зачастую у нас есть достаточная научная база, но она живет своей, обособленной от рынка жизнью. Вот, скажем, в нашем Троицке в начале 90-х работало 12 тысяч человек, а осталось три.

Три человека?

В.С. Нет, 3 тысячи. И не все из них работают за границей: кто-то таксистом, кто-то кондиционеры ставит, мотаются каждый день в Москву. Некоторые из них, вот мои знакомые, например, классные лазерщики, говорят: мы бы вернулись, дайте нам только работу. И ведь вся инфраструктура для этого есть: помещения, земля, инфраструктура. Вот «Сколково» – это проект greenfield, там все с нуля создается. И что там может появиться? – разве только айтишники или фронт-офисы компаний, которым особо материальная база не нужна. И никто же не будет строить там ускоритель наподобие того, что есть в Троицке – так называемая Мезонная фабрика, стоимостью 250 млн долларов (его охранная зона – это территория, равная половине Троицка). Таких ускорителей всего 5 в мире, и все они под завязку заняты исследованиями в области нанотехнологий, потому что для них нужен нейтронный источник. И вот такое железо – очень востребованная штука, но ее нужно коммерциализировать. Ученые пренебрежительно относятся к коммерциализации науки, но это неправильно.

А предложения-то со стороны самого бизнеса в Троицк поступают?

В.С. Ну вот, например, компания, которая производит стенты – это такие пружинки, которые вставляют в сосуды вместо шунтирования. Производства российских стентов до сих пор нету. И вот компания говорит: у нас есть деньги, 4 млрд рублей, и своя технология, позволяющая сделать стенты, которые не надо будет удалять, потому что со временем они сами растворятся. В Троицке есть близкие им исследования и рабочие руки, но им нужно 2 гектара земли, и я не могу ее дать, потому что свободной земли муниципальной нет, а у институтов есть 200 га земли неиспользуемой, но это федеральная собственность, на которую мы никак не можем [претендовать]. Это лишь один из примеров того, как чисто организационные вопросы не позволяют коммерциализировать технологии. До сих пор это решалось в ручном режиме: скажем, премьер приехал в Новосибирск и отобрал 100 гектар земли у Новосибирского научного центра, отдав ее под технопарк. И я думаю, что новосибирский технопарк будет более успешным проектом, чем Сколково.

- Ну, хорошо, а судьи кто? Вот придет Петрик в АСИ и скажет: дайте нам землю в Троицке, кто будет определять, ученый он или нет?

АБ. Этот вопрос надо разделить на два: во-первых, кто будет руководить АСИ, а во-вторых, как проекты будут отбираться. По руководству мы должны определиться сначала с гендиректором, а затем с руководителями трех направлений: новый бизнес, молодые профессионалы и социальная инициатива. Мы получили уже больше 2300 заявок, причем в реальности число участников еще больше, потому что многие вместе с собой предлагают еще свою команду сотрудников. Правда, многие (примерно половина) из участников не претендуют на должности, а лишь хотят войти в состав экспертного совета, который будет оценивать проекты. Те же, кто хотят, должны на паре страниц представить свое видение задач АСИ. Сначала все заявки оценит по 10-балльной шкале специальная экспертная группа, которая не будет видеть фамилии авторов заявок (хотел сказать – как в ЕГЭ , но сейчас, кажется, это не самая выигрышная аналогия, да?). Причем в этой экспертной группе никто никак не будет связан с АСИ или претендентами на руководство. На базе этих оценок наблюдательный совет определит небольшой шорт-лист, и уже из него Путин будет выбирать кандидатуры.

А как сами проекты будут отбираться?

А.Б. Проектов нам уже прислали более 600 и каждый день прибавляется еще где-то по 80. На сайте вы их все можете увидеть (мы выкладываем порциями их постепенно) и проголосовать. Как именно будет проходить отбор, и сколько будет отобрано проектов, уже в деталях будет решать новое руководство, думаю, что на старте речь будет идти о 20–30, при том что в целом АСИ способно пропускать через себя от 100 до 200 проектов в год.

Но критерии-то уже определены?

А.Б. Критериев три: во-первых, проект должен быть масштабируем на всю экономику, он не должен замыкаться на локальной проблеме. Во-вторых, он должен быть инновационным или социально ориентированным (а лучше – и то и другое). В-третьих, он не должен вмешиваться в конкуренцию. То есть понятно, что той компании, которая вводит инновационный проект достанутся некоторые преимущества, но в перспективе это должно быть приложимо и к остальным конкурентам.

Что значит «инновационным или социально ориентированным», выходит, это не обязательно инновационный проект?

В.С. Это часто сложно разделить – ведь, скажем, с теми же 9 тысячами ученых, которые оказались никому не нужны в Троицке. Если их задействовать под инновационный проект, он автоматически будет решать и социальную задачу!

А.Б. По поводу социальной ориентированности – это к Путину, это его идея. Я же могу только отметить, что пока из всех заявок у нас наибольшая часть идет пока по социальной части, но, думаю, со временем основной станет как раз инновационная.

А все же что такое «инновационная»? Перевести иностранную идею на русский и задействовать ее у нас – это инновационно?

А.Б. Просто так украсть западную технологию не получится, надо же патент получить. А вот если патенты или лицензии будут куплены по всем правилам – почему бы и нет, вон, в Сколково преобладающая часть проектов идет по иностранным лицензиям. В этом нет ничего плохого.

Если у АСИ нет денег, чем конкретно вы можете помочь?

В.С. Есть огромное количество инструментов у государства, облегчающих бремя для бизнеса, есть и те, кто может дать финансирование: «Роснано», «Российская Венчурная компания», «Фонд Бортника». Но не все, кто подает заявки, знают о таких возможностях.

А.Б. Если проект одобрен, сотрудники АСИ встречаются с автором и помогают ему для начала правильно оформить заявку, ведь инвесторы понимают проект, только если на понятном для них языке написан бизнес-план, из которого следует, окупается проект или нет, у него чистый денежный поток отрицательный или положительный, какая у него норма внутренней доходности. В подавляющем большинстве случаев наш бизнес писать на этом языке не умеет. Когда проект написан, надо понять, в чем он реально нуждается. Иногда оказывается, что для того или иного проекта нужен, скажем, землеотвод, а там, где ты собираешься строить, находится природоохранная зона. Масса проектов, кстати, грохнулись именно из-за этого. Такого рода вещи инициатор проекта, как правило, не видит, а вот сотрудник агентства обязан их видеть. Наконец, АСИ может помочь с финансированием, используя как вышеперечисленные фонды, так и, например, «Внешэкономбанк». ВЭБ может давать поручительство под кредиты или субординированные кредиты на пару с частными банками. Кроме того, у ВЭБ есть «дочка» – «Российский банк развития», у которого есть программа поддержки малого предпринимательства.

А самоокупаемость является критерием?

А.Б. Предполагается,что наибольшая часть проектов будет самоокупаемыми. Вот раньше был инвестфонд, где, наоборот, критерием было отсутствие самоокупаемости без помощи государства, а здесь государственные деньги тратить не планируется, поэтому ожидается, что проект должен приносить доход.

В.С. Тут есть, конечно, определенный подвох с этой окупаемостью. Вот я знаю пример одного предприимчивого американца, который изобрел «петрокс» – это такие коробочки, в каждую из которых он клал по гладкому камню и объяснял, что это такая замена домашнему животному – тоже можно гладить и держать дома, но кормить и выгуливать не надо. Всего он продал 10 миллионов камней и заработал 20 миллионов долларов. Вроде бы очень инновационно и доходно, но нужно ли государству поддерживать такого рода проекты?

– Так и академик Петрик у нас окажется суперинноватором.

В.С. Вот именно, ведь спрос на его продукцию, тем более после скандального пиара, будет немалый. Для этого и нужны компетентные эксперты, чтобы определять, какие из проектов имеют реальную социальную нагрузку.

Не кажется ли вам, что главная проблема для бизнеса это не столько проблема поиска финансирования и помощь в написании бизнес-планов, сколько полное отсутствие правовой защищенности?

В.С. Это, конечно, тоже очень важно. Дело «Юкоса», например, нанесло огромный вред нашему инвестиционному климату, измерить который просто невозможно. Эффективное развитие инноваций без должной защиты прав собственности просто невозможно.Помните, в Томске 14 марта Путину жаловались ученые, что невозможно в нужный срок переправить приборы через таможню, потому что там все застревает надолго и приходится в карманах провозить? Так вот, Путин тогда повернулся к главе таможенной службы и спросил: что там у нас такое творится? И тот отвечает: у нас все в порядке, никаких проблем нет, но если кто-то что-то в карманах возит – мы с этим разберемся. Вот только так у нас сейчас проблемы и решаются.

А.Б. Функция АСИ и состоит в том, чтобы обеспечить нормальную работу для бизнеса, избавив его от бюрократического давления. По моему опыту, в тех проектах, которые курировал ВЭБ (я ими просто занимался), прецедентов с административным давлением не было. У нас контролирующие министерства и ведомства любят брать на себя лишние полномочия, и АСИ будет содействовать тому, чтобы все это немедленно решалось на законодательном уровне в пользу бизнеса.

То есть АСИ – это такая теперь самая главная «крыша»?

А.Б. Нет, «крыша» по понятиям живет. А у нас все будет по закону.
Следите за обновлениями Slon.ru в вашей социальной сети: ВКонтакте или Facebook.
 0 2 113 экспорт в блог
ТЕГИ:  Белоусов Андрей Инвестиции Путин Владимир Россия Сиднев Виктор Сколково