Новости Календарь



«Мы меняем будущее, но не можем его создавать»

В конференции TEDxParkKultury «Человек 2112», организованной креативным агентством LeoBurnettMoscow, приняли участие ученые из России, Великобритании, Голландии, Японии и США. Математик Дэвид Оррелл, профессор Оксфордского университета и автор бестселлера «Будущее: наука прогнозирования» рассказал Slon о том, зачем он копается в прошлом, предсказывая будущее.  

– Дэвид, почему вы занимаетесь прогнозированием? Вам кажется, что это меняет будущее?

– Я думаю, что всем нам так или иначе интересно и важно, что ждет нас дальше. Ведь зная, что впереди, проще принимать верные решения. Я подошел к прогнозированию с научной точки зрения, используя математические формулы. Но, пожалуй, то, что действительно сейчас привлекает мое внимание, – это история. То, какие формулы использовали люди в древности, чтобы предсказывать будущее. Изучать предсказания древних греков – значит изучать их историю, их ценности. Выходит, что пытаясь предсказывать будущее, я глубоко копаю прошлое.

А что именно вы пытаетесь предвидеть?

– Области, в которых я работаю, довольно специфичны. Например, я пытаюсь предсказать, когда человечество изобретет лекарство, способное побороть раковые заболевания. Какой эффект это произведет? Можем ли мы использовать математическую модель для того, чтобы это предвидеть? Но те же методы могут быть применены, скажем, к прогнозированию погоды. Я только что вернулся из Греции, где изучал предсказания погоды, составленные древними греками. Опираясь на них, можно попробовать предсказать экстремальные изменения климата, ждущие нас впереди.

А нет ли у вас ощущения некой предопределенности? Вы не верите в судьбу, рок?

– Я думаю, что будущее открыто. Мы можем пытаться его предсказывать, и наши попытки сами по себе будут менять наше будущее. Но все математические модели, с которыми я работаю, очень четкие. Такая работа может давать нам знание того, что все в некотором смысле предрешено.

– А кому именно – нам? Вам не кажется, что мир довольно-таки сильно разобщен?

– Да, в этом заключается некий парадокс. Ведь только вместе мы можем менять будущее. Один в поле не воин. Но то, что я знаю наверняка, мир становится все более сплоченным. Перемены в одном конце страны быстро «расползаются» по всему обществу. Посмотрите, как зарождаются политические движения – все начинается лишь с небольшой кучки людей. Я думаю, что и идея открытого будущего вскоре распространится по всему миру.

Вы верите, что будущее подвластно нашему влиянию?

– Будущее всегда удивительно. Давайте взглянем на предсказания, сделанные в шестидесятые годы XX столетия. Это было не так давно, прошло всего полвека. Но я уверен, что тогдашние предсказатели были бы потрясены, увидев сегодняшний день. Моя идея в том, что будущее всегда нас удивляет.

В любой культуре существует множество легенд, сказаний, притч о том, что люди, пытаясь менять предсказанную им судьбу, именно от этого и страдали. Вы сталкивались с таким в реальности?

– Давайте вновь обратимся к истории. В Греции я ознакомился с предсказаниями дельфийских оракулов. Их пророчества сбывались во многом потому, что люди в них незыблемо верили. Так что многое зависит от нашей веры. Если мы во что-то поверим, мы приложим все усилия, чтобы так и случилось.

– Не значит ли это, что людям надо предсказывать только хорошее? И тогда все будет прекрасно?

– Мы не создаем будущее, мы лишь изменяем его, придаем ему новую форму. Но наши поступки, безусловно, меняют ход событий. Вот такое противоречие: мы меняем будущее, но не можем его создавать. Оно всегда неожиданно и поразительно. Так или иначе, я считаю, что идея предопределенности опасна. Если ты уверен, что ты не можешь ничего изменить, ты даже не попытаешься. Но идея открытого будущего сделает нас более открытым к переменам.

– То есть фаталистом быть плохо?

– Фаталистам проще жить. Человеку гораздо легче переносить трудности, если он уверен, что все идет именно так, как и должно идти. Но политикам лучше бы не иметь такой твердой веры: натворить дел и быть при этом уверенным в том, что «все идет, как идет», – это как-то слишком.

А как складываются ваши отношения с астрологией?

– Никак. Мы настолько сильно хотим предсказать будущее, что ищем себе в этом помощников: символы, звезды, что угодно. Мое мнение – все это не работает. До тех пор, пока мы не доказали обратное, нет оснований считать иначе.

А вы могли предсказать заснеженную Москву в апреле?

– Нет, погоду можно предсказать на три-пять дней вперед, не более, но в этом и заключается прелесть и красота природы.

– Нет ли у вас предсказаний для нашей страны?

– Ну, честно говоря, я видел только аэропорт и отель. Надо сказать, что этот холодный климат и заснеженные пейзажи напоминают мне родную Канаду, и это приятные ассоциации. Но Россия не только в этом напоминает мне родину. Россия и Канада – нефтедобывающие страны, на это заточена вся экономика, а другие области не развиваются должным образом.

Что касается политической ситуации, я наблюдаю, что в крупных городах люди стали хорошо зарабатывать и претендовать на лучшую жизнь. Поэтому, надо думать, Россию ждут большие перемены. Во многом благодаря современным способам коммуникации – в последние годы на смену газетам пришли социальные сети. И это очень мощная сила, с которой государству придется считаться.

– Куда же нас приведет интернет?

– Хочется верить, что он сделает централизованные государства более демократичными. Ведь теперь хранить секреты стало сложно, вспомним про WikiLeaks. Государству придется меняться, делать политику более прозрачной для своих граждан.

– А наша частная жизнь при этом не пострадает?

– Приобретая новое, мы непременно и теряем что-то. После изобретения телефона у людей было ощущение, что видеть друг друга теперь необязательно. К счастью, это ощущение оказалось ложным. Да, социальные сети могут вредить нашей частной жизни, но они могут и сплотить нас. Внедряя новые технологии в свою жизнь, мы просто должны научиться грамотно их использовать.

Каково в целом ваше предчувствие будущего? Вы пессимист или оптимист?

– Надеюсь, что оптимист. У меня две дочери, я просто обязан быть оптимистом. Я верю, что мы, люди, способны находить пути решения любых проблем.

Давайте сравним нашу популяцию с чашкой Петри, используемой биологами для культуры клеток. Если мы поместим в нее бактерии, они будут размножаться с огромной скоростью, заполонят чашку, потом и всю комнату, а потом им просто некуда будет расти. Но они найдут способы выжить – изменится скорость их роста, метаболизм и так далее. Так и мы, достигнув определенной точки, поймем, что пора искать другие пути развития, пора меняться.