Прерафаэлиты: это очень красиво

Кира Долинина о том, почему все так любят прерафаэлитов, и том, почему так их любить есть признак дурного вкуса

Выставка «Прерафаэлиты: Викторианский авангард» в ГМИИ имени Пушкина обречена на ажиотажный спрос. Причин этому несколько. Во-первых, это имена и вещи очень знаменитые. Привезли чуть меньше сотни произведений, значительная часть которых сошла на Москву прямиком со страниц западных хрестоматий по истории искусства 19 века. Во-вторых, это искусство так долго у нас было под негласным запретом, так долго в русскоязычной версии искусствоведения не учитывалось, что оказалось желаннее многих других, пусть куда более значительных с точки зрения вечности, но не столь соблазнительных плодов. И в-третьих, это очень красиво. Вот именно так и скажут вам зрители, отстоявшие свою очередь на прерафаэлитов: красивое это искусство, просто прекрасное. Вот эта-то дефиниция и есть корень всего – и того, почему мы так любим прерафаэлитов, и того, почему именно так их любить есть почти признак дурного вкуса.

Жертвами этого прерафаэлитского Прекрасного падают все, независимо от знаний и образования. Умудренные опытом искусствоведы постят в фейсбуке детали картин с выставки по принципу «чем мельче, тем лучше». Безымянные телевизионные девы с ненужным придыханием излагают сухие факты из пресс-релиза, но видно, что тают они не от умных слов, а от возможности сняться на фоне волооких россетиевских красавиц. Едкие критики в пух и прах разбивают в своих рецензиях основной месседж кураторов из галереи Тэйт (что прерафаэлиты есть авангардное течение), но устоять перед обаянием не живописи даже, а мифа об этой живописи не могут.

Какая богема не становится со временем истеблишментом?

Что мы знаем о прерафаэлитах точно? Что названное невыносимо банально на взгляд не только нынешнего зрителя, но и их современников. «Братство прерафаэлитов» под этим именем и с росчерком P. R. B. просуществовало всего пять лет — с 1848 по 1853 год. Семь едва-едва двадцатилетних юнцов (Джон Эверетт Милле, Холман Хант, Данте Габриэль Россетти, его младший брат Уильям Россетти, Томас Вулнер, Фредерик Стивенс и Джеймс Коллинсон) решили, что британская Академия художеств безбожно устарела и никуда не годится. Мысль, нельзя сказать, чтобы неординарная, кто из нас в 20 лет не думал такого о своей альма-матер? Но «братья» не только думали, но и начали действовать. Их программа была «против»: главными врагами были назначены сэр Джошуа Рейнольдс и Рафаэль. Первый за отравление английского искусства сухим академизмом, а второй за тот путь, на который с его легкой и гениальной руки вступило все европейское искусство, путь измены Природе ради Красоты. Противопоставить этому надо было чистоту помысла, программную верность натуре, обыкновенных людей в качестве моделей и непререкаемую уверенность в том, что рукой художника водит Всевышний. Сюжеты брали из Священного писания, ранней истории Англии. Не гнушались и литературными образами и аллегориями. Свою живописную манеру заявили ориентированной прежде всего на итальянские примитивы.

Состав Братства довольно скоро претерпит изменения – одни герои исчезнут, другие появятся (в первую очередь — Форд Мэдокс Браун, Эдвард Берн-Джонс, Уильям Моррис, Артур Хьюз, Джон Уильям Уотерхаус). В 1853 году, после вступления самого талантливого из братьев, Милле, в Академию, Россетти объявит, что «Круглый стол распущен», но и настоящая хула, и подлинная слава прерафаэлитов были еще впереди.

Жертвами прерафаэлитского Прекрасного падают все, независимо от знаний и образования.

От нас глядя, найти в произведениях прерафаэлитов следование заявленным ими принципам не так и легко. Итальянский проторенессанс как образец чистоты и искренности первыми возвели на трон не они, а немцы-назарейцы. И, надо сказать, те старались уподобиться образцам куда больше. А вот искусство английских братьев оказалось куда тяжеловеснее, проклинаемая ими Академия с ее уроками и законами шла за ними по пятам: модели из круга родственников и знакомых под кистью этих поборников проторенессансной «простоты» становились искусственными донельзя. Выходы на пленэр декларировались, но то, что дышало свежестью на этюде, убивалось старательным дописыванием фигур и прорисовыванием деталей в мастерской. Иллюзорность каждого листика и цветочка на их полотнах отсылала не столько к дорафаэлевской эпохе, сколько к старым нидерландцам, которые, впрочем, никогда не позволяли себе подобного буйного нагромождения мелочей.

Прерафаэлиты для английского искусства — это святая святых.

Первоначально миф о прерафаэлитах строился вовсе не на их картинах – первые опыты были приняты даже очень благосклонно. А уж заимев в покровителях самого Джона Рескина, они вошли в первый эшелон национального искусства. Их ранняя слава – это слава скандала. А скандал в викторианском обществе был сильнейшим средством рекламы. Надо сказать, они сильно для этого постарались: жены и любовницы менялись чаще, чем перчатки, помолвки расторгались по идеологическим соображениям, жены уводились у друзей по соображениям художественным, вдовели с иступлением, с таким же иступлением женились снова. Алкоголь, опиум, психиатрические клиники, самоубийства – полный набор богемного ада, как его себе представляли викторианцы. «Скопище сатиров», они равно пугали и привлекали, исправно поставляя обществу поводы для возмущения.

Однако какая богема не становится со временем истеблишментом? Прерафаэлиты для английского искусства – это святая святых. И дело тут не в том, что все они как один были гениями, а как раз в первом в истории национального искусства коллективном художественном выступлении. Эта массовость, пусть относительная, но для степенной Англии все-таки очень значительная, дала основания для самых разных интерпретаций прерафаэлитского наследия. Сегодня британские кураторы предлагают версию «викторианского авангарда». Если не считать богемный образ жизни или соединение искусства и ремесел авангардом, то тут есть с чем поспорить. Московскому же зрителю предстоит решить для себя куда более важную задачу: на этой выставке он впервые, может быть, так близко столкнется с китчем в его исторической, музейной ипостаси. Это советскому искусствознанию было легко – оно отметало прерафаэлитов, ровно также как и весь парижский Салон, символистов, да и поздних немецких романтиков, ради эфемерного, но им почему-то совершенно четко осознаваемого Высокого Искусства. История искусства с ним согласиться не может – в ней и китч, и кэмп, и высокое с низким, границы не определены, хуже того – размыты до неузнаваемости. Мы испытываем восторг от театральной безделушки, радуемся подделке больше, чем оригиналу, смеемся над трагедией и плачем от банальной мелодрамы. Всему этому можно смело отдаться на выставке прерафаэлитов. Эти страсти были им вовсе не чужды.

Автор: Обозреватель ИД «Ъ» Кира Долинина

Статьи

Культура Daily

Открылся Московский кинофестиваль, ЮНЕСКО опасается за сирийские памятники, Большой театр объявил планы на новый сезон и другие культурные новости минувшего дня, которые мы изучаем вместе с партнером проекта KIA Quoris

Тесты

Тест Эшера

Разгадайте загадки знаменитого голландского художника

Статьи

10 недооцененных фильмов 2013 года

Не перематывайте это: блокбастер под микроскопом, мюзикл о массовых убийствах, ода VHS и другие фильмы года с трудной зрительской судьбой

Статьи

Что хотел сказать Юрий Альберт?

12 этапных работ московского концептуалиста: помощь по хозяйству, премия на погребение и одна минута настоящего искусства

Статьи

Верди — Иероглиф

К 200-летию Джузеппе Верди Ляля Кандаурова объясняет, как просто влюбиться в его оперы и почему это сыграло с великим мастером злую шутку

Статьи

Евгений Дыбский. Мой Джотто

Известный абстракционист Евгений Дыбский «перерисовал» фрески великого Джотто ди Бондоне и объяснил почему

Статьи

Случай на биеннале

Невоспламенившаяся Греция, скульптура гастарбайтеров и другие казусы из истории Московской биеннале

Mercedes-Benz

Держателям карт Visa Infinite при покупке у официальных дилеров «Мерседес-Бенц», участвующих в программе, предоставляется скидка 6% на новые легковые автомобили «Мерседес-Бенц», 4% – на автомобили S-класса в новом кузове. Также предоставляется скидка 10% на прохождение тренингов в Академии вождения «Мерседес-Бенц».

Кант

Сеть спортивных магазинов КАНТ предоставляет скидку 10% держателям карт Visa Gold, Visa Platinum, Visa Signature и Visa Infinite. С 10 января по 2 февраля 2014 года КАНТ предоставляет скидку 20% держателям карт Visa Gold, Visa Platinum, Visa Signature и Visa Infinite на зимние товары: горные лыжи, сноуборды, беговые лыжи, одежду и аксессуары для зимы.

Статьи

Музыка Ивана Вырыпаева

Известный режиссер теперь выступает с группой «Сахар», и по этому поводу он разложил свою биографию на 10 композиций о любимой музыке

Статьи

10 знаковых экспонатов Музея Москвы

Москва, «спаленная пожаром», и Москва будущего, кольцо Романовых, прижизненный портрет Петра I и другие ключевые объекты из «миллионной» коллекции музея, ожидающего реновации

Rendez-Vous

Сеть магазинов Rendez-Vous предоставляет держателям карт Visa Gold, Visa Platinum и Visa Infinite скидку 10%. При предъявлении клубной карты Privilege номиналом до 5% дополнительно предоставляется скидка 10%, номиналом от 10% до 20% – дополнительно скидка 5%. Суммарная скидка не может превышать 25%.

Статьи

Не касается

Дмитрий Быков ставит диагноз современной русской литературе. И не только ей

Статьи

Казус Белла

Екатерина Бирюкова о том, как знаменитого скрипача Джошуа Белла опять не узнали. На этот раз – в Москве

MEUCCI

Фирменные магазины мужской одежды MEUCCI предоставляют держателям карт VisaGold и VisaPlatinum скидку 7%, держателям карт Visa Signature и VisaInfinite – 10% на все товары, не участвующие в акциях и распродажах. При наличии у держателей карты Visa дисконтной карты MEUCCI, скидки по картам не суммируются.