Пиратство     

Как победить сомалийских пиратов

Спасение международной торговли в наших руках
Скопируйте код в ваш блог. Форма будет выглядеть вот так:
 5 3 343 экспорт в блог
Захват и освобождение нефтяного танкера «Московский университет» у восточного побережья Африки заставили Россию вспомнить о том, что в мире есть такая проблема, как сомалийские пираты. Пираты эти захватывают корабли и требуют выкупы, не обращая внимания ни на флаг судна, ни на национальную принадлежность экипажа. Вслед за Европой и Восточной Азией в России тоже стали рассуждать о том, что многочисленные военные патрули в Аденском заливе оказались малоэффективными. Количество захватов торговых судов продолжает увеличиваться, пираты заплывают все дальше и дальше в Индийский океан. Теперь нападения происходят уже у берегов Кении и Танзании, Омана и даже Сейшельских островов.

Печальная статистика подтверждает, что над международной торговлей нависла серьезная угроза. В 2009 г. число нападений сомалийских пиратов почти удвоилось: 217 против 111 за 2008 г. В плен к сомалийцам попало 867 моряков, а на уплату выкупов пришлось потратить почти $100 млн. Любому ясно, что международному сообществу пора, наконец, отбросить взаимные подозрения и выработать окончательное решение проблемы сомалийского пиратства.

Отсюда начинаются трудности. Вариантов решения проблемы много, только все они выглядят еще страшнее, чем сами пираты. Можно просто нагнать в регион побольше военных кораблей, чтобы запугать сомалийцев. Именно этим и занимаются последние пару лет крупнейшие экономики мира, но толку от таких мер пока немного. Ведь пираты тоже не стоят на месте. Они постоянно совершенствуют технику нападений: внедряют инновации, закупаются оружием и отваживаются уходить все дальше и дальше от родных сомалийских берегов. Так придется обеспечивать военным конвоем каждое торговое судно, заплывшее в западную половину Индийского океана, – дешевле грузы на самолетах возить.

Можно попробовать победить пиратов не с моря, а с берега. В Сомали с начала 90-х нет центральной власти, государство давно распалось и существует только на карет.  Пусть мировое сообщество скинется, введет в Сомали контингент миротворцев, покончит там с двадцатилетним безвластием и гражданской войной. Заодно вложится в гуманитарные проекты, создаст для местных рабочие места, и пираты исчезнут сами собой. Денег на все это потребуется немало, но пираты приносят мировой экономике гораздо больше убытков. В конце концов, ради экономии можно просто помочь прийти к власти в Сомали одной из группировок местных радикальных исламистов. Это, конечно, люди не очень приятные, но они хоть порядок в стране наведут.

Такая форма борьбы с пиратством выглядит и разумной, и ответственной, и гуманной, только реализовать все это на практике нереально. И дело здесь не только в эгоизме мировых держав. История показывает, что извне навязать какой-нибудь стране устойчивый правящий режим практически невозможно. США при поддержке ООН уже пытались навести порядок в Сомали в 1993 г. Ничего не получилось: войска пришлось выводить, а гражданская война продолжилась себе дальше. Почему должно получиться сейчас.

Поддержка сомалийских исламистов – тоже вещь весьма сомнительная. Лекарство может оказаться хуже болезни. Предполагается, что получив всю полноту власти, исламисты быстро наведут в стране порядок, заставят народ жить по законам шариата и победят пиратство. А там мировому сообществу уже все равно: пускай сомалийцы мучаются в государстве радикального ислама, лишь бы в международные воды с автоматами не совались. Но США успели испробовать и такую стратегию – в Афганистане. Поддержали исламских боевик, чтобы СССР убрался восвояси. И получили рассадник международного терроризма, который до сих пор не могут вычистить. В конце концов, от нападений сомалийских пиратов погибли считанные единицы, такие потери может с лихвой перекрыть всего один теракт, организованный крупнейшим движением сомалийских исламистов Аш-Шабааб, которое не скрывает своих связей с Аль-Каидой.

И потом, зачем исламистам бороться с таким замечательным источником твердой валюты, как пиратство? За последние несколько лет захват иностранных судов превратился в крупнейшую отрасль экономики Сомали. Общая сумма выкупов, полученная пиратами в 2009 г., оценивается примерно в $100 млн. – это треть всех доходов от сомалийского экспорта. Пиратство в Сомали успело обрасти атрибутами респектабельного бизнеса. 20% от суммы выкупа идет на налоги – помощь наиболее бедным членам общины. Появляются специальные пиратские биржи, которые должны облегчить сбор средств на организацию новых рейдов. Инвесторы могут вложить не только деньги, но и оружие. Риски потерять такие вложения велики, но и дивиденды могут оказаться очень высокими.

Есть и косвенные положительные эффекты деятельности пиратов. Они распугали всех иностранных рыбаков, и теперь уловы местных увеличились в разы. За это сомалийцам благодарны жители побережья соседней Кении. Даже если к власти в Сомали придут очень ревностные мусульмане, они десять раз подумают, прежде чем уничтожать отрасль экономики, которая приносит государству миллионы долларов и кормит значительную часть населения.

Остается одно: если проблему нельзя решить, надо изменить свое отношение к ней. Насколько серьезна опасность, которую представляют сомалийские пираты для международной торговли? 2009 г. стал рекордным по количеству атак на суда – 217, из них 47 удачных. В 2008 г. атак было намного меньше – 111, но удачных почти столько же – 42. За год через Аденский залив проходит более 20 000 судов. То есть с 99,8% судов ничего не случается.

Обычно размер выкупа, если до него вообще доходит, составляет $2-3 млн. При вероятности захвата в 0,2% дополнительная наценка на страховку получается в районе $4000-6000. Плюс комиссии страховщиков. В общем, довольно много. Но кто сказал, что пиратство – это совершенно новый риск, которого раньше не было? Даже в звездном для сомалийцев 2009 г., на них приходилось всего 217 атак из 400 по всему миру. Пиратские нападения случаются и у западного побережья Африки, и у берегов Южной Америки и в районе Индонезии и Малайзии. Например, в 2003 г., когда Сомали было еще далеко до мирового лидерства в области пиратства, произошло 445 атак. Первое место занимала Индонезия (121 нападение). Но тогда весь мир не следил за индонезийскими пиратами, не кричал об угрозе международной торговле и не призывал ввести в бандитское логово войска ООН.

С сомалийскими пиратами произошел тот же фокус, что и со всей остальной мировой преступность. Реально она снижается, но люди узнают о ней все больше и больше, и начинают жить с иллюзией надвигающегося апокалипсиса. Например, опрос накануне британских парламентских выборов показал, что 75% британцев считают, что ситуация с преступностью в стране серьезно ухудшилась. Страшно жить стало в Соединенном Королевстве. А реальная статистика говорит, что количество преступлений в Великобритании в 1995-2009 г. снизилось на 45%. Просто об оставшихся стали больше рассказывать СМИ. Вон в благополучной Германии ежегодно убивают около 1000 человек. По 3 человека в день получается. При правильной подаче ежедневных новостей, люди решат, что Баден-Баден – место поопаснее Дарфура.

Сомалийская угроза международной торговле проходит по той же категории. Пираты веками грабили суда, но повышения цен ждут именно сейчас, когда сообщения о захватах стали регулярно появляться в новостях. И неважно, что захватов, на самом деле, становится меньше.
Следите за обновлениями Slon.ru в вашей социальной сети: ВКонтакте или Facebook.
 5 3 343 экспорт в блог
ТЕГИ:  Аль-Каида Индонезия ООН Сомали Страноведение Торговля