Новости Календарь

Хотите печатать деньги? Сколько угодно

Хотите печатать деньги? Сколько угодно Маринус ван Роймерсвале "Сборщик податей"
Что такое деньги, объясняют детям еще в школе. У денег, по версии школьного учебника, четыре основные функции: посредника при товарообмене, средства определения стоимости, средства накопления капитала и средства учета задолженности. Получить пятерку, не зная этого, школьник не может. Но, кажется, к моменту, когда школьник становится известным экономистом, он чудом успевает забыть то, что учил в школе. 

В последние годы мы привыкли слышать сетования по поводу роста денежной массы в мире и в развитых странах в первую очередь. Наиболее радикальные экономисты требуют возврата к золотому стандарту, предрекая крах мировой экономики в том случае, если резервные системы и центральные банки продолжат «бездумно печатать деньги». Аргументация апологетов старых добрых золотых денег достаточно проста: если бесконечно создавать деньги, их стоимость на рынке будет падать, то есть стоимость товаров будет расти. Это будет вести к росту стоимости заимствований (которая естественным образом связана с инфляцией), к невозврату части долгов, сделанных бездумно, за счет роста денежной массы, снижению ВВП и создаст гиперинфляционную спираль, в которой погибнет экономика. 

Странное дело, но, похоже, такие простые и понятные выводы на практике оказываются неверными. Несмотря на предсказания Нуриэля Рубини («Это приведет к самому крупному скоординированному взрыву за всю историю: если [после ослабления за счет увеличения ФРС денежной массы] доллар внезапно начнет укрепляться, <…> мы увидим массовое бегство из всех вероятных форм рисковых активов по всему миру», FT 12.02.2009), ни рост курса доллара до 1,2 к евро, ни падение до 1,35 к евро не изменили поведения рынков. Огромные вливания в рамках QE («количественного смягчения») не повысили инфляцию. И наоборот, в России при последовательном сокращении денежной массы инфляция не уменьшается и по-прежнему остается в 3,5 раза больше американской.

Дело в том, что во второй половине XX века мир перешел к новой экономической модели развития, которая, в свою очередь, потребовала от денег совершенно новых свойств для исполнения ими их ключевых функций. 

До 60-х годов ХХ столетия основу экономики составлял капитал, выраженный почти полностью в фиксированных активах и ресурсах. На продолжительных периодах времени способность этого капитала создавать добавленную стоимость мало изменялась. Труд стоил мало, денежный капитал практически не создавался трудом. Немногие владельцы денег (то есть те, кто в прошлом отдал свой капитал в натуральной форме и получил за это деньги) могли хранить их многие годы и затем опять востребовать капитал в натуральной форме – это практически не оказывало влияния на экономику. 

С начала 1960-х годов в мировой экономике начались процессы, существенно изменившие ее структуру. Стоимость труда относительно стоимости капитала существенно выросла. С бурным развитием технологий способность натуральных активов приносить добавленную стоимость стала стремительно падать во времени – для ее поддержания требуется постоянное совершенствование технологий. Рост стоимости труда сформировал существенный «трудовой капитал» как в виде личных сбережений, так и в виде пенсионных и социальных обязательств. И главное – существенно выросли как скорости экономических транзакций, так и возможности совершать очень сложные транзакции. 

В новых условиях деньгам, чтобы они могли адекватно отвечать функции обеспечения товарообмена, стало необходимо существенно увеличить скорость оборота. Понятие velocity – скорость обращения денег – стало определяющим для эффективности экономики. С другой стороны, раньше важной функцией денег было «защищать» стоимость состояния тех немногих, кто передал в более эффективные руки свой капитал в натуральной форме (иначе натуральный капитал оставался бы в руках неэффективных владельцев). Сегодня же одна из важнейших функций денег – как раз обратная: не допустить массовой иммобилизации наиболее квалифицированного труда, которая естественно возникает по мере накопления работниками денежного капитала. 

Обе задачи – ускорение обращения денег и дискриминация пассивности – неплохо решаются с помощью постоянного роста объема денег в экономике. Важно, чтобы ставка процента на «пассивные деньги» была в итоге ниже инфляции – это стимулирует «покупать деньги», вкладывая их в производство, и наказывает рантье, желающих жить, не работая.

Что же происходит с экономикой, если денежная масса растет быстрее инфляции? Как оказывается – почти ничего. У роста потребления свои законы (он в основном обусловлен устойчивыми ожиданиями будущих доходов), а инфляция определяется прежде всего ростом потребления. Конечно, если разбрасывать миллиарды долларов мелкими банкнотами с вертолета, часть этих даровых денег пойдет в новое потребление и одномоментно создаст некий всплеск инфляции. Но уже в своем следующем обороте эти доллары перестанут быть даровыми. Они частично «исчезнут» за счет снижения скорости обращения денег, частично уйдут на покрытие долгов тому самому государству, которое их выпустило, а большей частью – лягут в сбережения. Ставка процента снизится, так как объем предложения денег вырастет; инфляционный эффект пропадет, а падение ставки процента нивелирует со временем рост денежной массы. Происходит ли при этом снижение стоимости валюты? Вполне возможно. Плохо ли это? Совсем нет – сегодня экономические транзакции очень быстры, и такое снижение на расчеты между экономическими субъектами влияет слабо, а вот вопрос амортизации пассивных состояний таким образом решается. 

На фоне этих рассуждений политика ФРС и ЕЦБ не выглядит «угрожающей». За счет выкупа активов регуляторы вносят уверенность на рынок и увеличивают скорость денежного обращения; в основном выкупаются активы, которые должны принести государству прибыль – то есть формируется источник бюджетных доходов в будущем. За счет роста денежной массы сильно снижаются ставки процента, и государство само занимает под ставку, которая существенно ниже, чем средний доход на занятые деньги. Немаловажный плюс такой ситуации – снижение стоимости старых долгов. Сегодня США платят по своим долгам в 2 раза меньше, чем 10 лет назад, просто за счет разницы в процентных ставках. 

Пока потребление почти не растет и государства вынуждены замещать его в основном бюджетными расходами, бояться инфляции не приходится, и эффект от QE ограничивается скоростью денежного обращения и низкими ставками. Когда потребление начнет расти (а это со временем должно случиться: бюджетные расходы служат начальным толчком для этого процесса), начнет расти инфляция. Она будет съедать стоимость старых долгов и обязательств, облегчая жизнь экономике, а большой объем денег в обращении не даст сильно снизиться скорости их движения, несмотря на удорожание нового кредита. Это долгий путь к стабилизации экономики, а не, как считают многие экономисты, от нее.  

А всем сомневающимся я рекомендую еще раз вспомнить функции денег, приведенные в начале статьи: среди них нет функции сохранения богатства. Нет и никогда уже не будет: в современном мире надо работать, а не копить.

Предыдущий материал

10 крупнейших американских компаний по запасам наличности

Следующий материал

McKinsey: верхушка корпораций обновилась наполовину