Новости Календарь

Труд заключенных: почему Навальный не прав

Труд заключенных: почему Навальный не прав Фото: Владимир Смирнов / ИТАР-ТАСС

Алексей Навальный разместил у себя пост, где «раскрыл», как владелец компании «Восток-Сервис» Владимир Головнев, купивший себе квартиру в Майами, участвует в эксплуатации заключенных, в том числе Надежды Толоконниковой. Логика Алексея понятна – использование нашей пенитенциарной системы может носить или полукриминальный, или просто криминальный характер. Но приплетать сюда конкретного персонажа, который просто заказывает исполнение работ там, где дешевле, все-таки неправильно. Платон мне друг, но истина дороже, и связывать напрямую чью-то квартиру и труд Толоконниковой я бы не стал. В данном случае надо говорить не о конкретном предпринимателе, а о нашей ублюдочной пенитенциарной системе, которая реально эксплуатирует труд современных рабов.

Абсолютно во всех странах мира бизнес использует труд заключенных. К примеру, я точно знаю, что в США они, например, восстанавливают уникальные автомобили и работают на полях. Эту систему можно использовать точно так же, как пользоваться услугами китайских рабочих. Труд заключенных – штука повсеместная, хотя, конечно, ни в одной стране мира никто не получает там 29 рублей в месяц, такой суммы там просто не существует. Однако это – проблема нашей государственной машины, которая крайне неэффективна. Думаю, что заказчик, который использует труд заключенных, платит за него свою честную цену. Как предприниматель, я бы относился к заведениям пенитенциарной системы как к предприятиям, которые могут оказывать услуги. Если такое заведение оказывает услуги квалифицированно, то оно должно оказывать их по рыночной ставке и конкурировать за заказ, демпингуя или нет, по своему усмотрению. Работники там должны получать свои честные деньги, за вычетом расходов на содержание и сигареты.

Конечно, организовывать такое можно, только понимая, что заключенные – это прежде всего люди, а не рабочее быдло, не рабы и не биоматериал. Сравните то, как сидит Брейвик, и то, как отбывают срок наши заключенные. Да, у нас все иначе – после пяти лет сидения происходят необратимые изменения в психике, и человека фактически закатывают под каток. Да, очень хотелось бы, чтобы основной задачей у нас было не сломать человека, а перевоспитать его. Но для этого система не должна выпадать из общегосударственной экономики, быть ее частью, а у нас заключенные из системы выпадают. А когда начинают делать что-то особенное, что-то особенное и получается. Но поскольку это что-то особенное создается с нашим российским лицом, то оно получается перекошенным болью.

Но не надо валить все в одну кучу. Когда-то мы работали с поставщиком щепы, который использовал труд заключенных. Альтернатив ему у нас просто не было, да и почему мы не должны были с ним работать? Можно сколько угодно фарисействовать, но нельзя жить в государстве и быть от него отделенным. Поэтому трудом заключенных пользуемся мы все.

А квартира в Майами просто притянута сюда за уши. Ну, купил Головнев ее, имел право, он не обязан покупать квартиры на курортах Краснодарского края. Ну, переписал на другое юридическое лицо, зная, что будет баллотироваться в депутаты, тоже, в общем-то, ничего выдающегося. Я понимаю, что любые методы хороши в политической борьбе, но надо сначала доказать, что он заработал деньги неправомерно, а уже потом квартиры считать. А только из того, что он использовал труд заключенных, – этого не следует. Алексей делает свое дело, но передергивать тоже не надо.

Предыдущий материал

Как заставить бывшего диктатора вернуть наворованное

Следующий материал

Проверили 9,5 тысячи чиновников, нашли восьмерых коррупционеров