Новости Календарь

Новые данные Росстата: «поцелуй смерти»

Новые данные Росстата: «поцелуй смерти»
В 2013 году впервые в истории новой России рождаемость населения превысила смертность. В течение двадцати одного года истории страны была обратная картина. Это новая демографическая ситуация или случайность? Можно ли сделать необратимыми позитивные демографические изменения? Нам поможет демография в картинках, по которой вы уверенно сможете судить обо всем сами.

«Русский крест»

Стремительный рост смертности на фоне столь же стремительного падения рождаемости в России в конце 80-х – начале 90-х получил звучное название – «русский крест».

Источник: Росстат

Впрочем, он был характерен не только для России, Украины, Белоруссии, но и для некоторых стран Восточной Европы. И поэтому иногда его именуют «славянский крест».

Свое начало он берет еще во вполне спокойные и благополучные 80-е годы, поэтому напрямую связывать его с экономическими проблемами и реформами 90-х было бы совсем неправильно. Во второй половине 90-х разрыв между показателями стабилизировался и в нулевые начал медленно сокращаться. И наконец в 2012–2013 годах он практически свелся к нулю.

Но обратный крест на графиках не нарисовался. Посмотрим последние два года «под лупой» – по данным помесячной динамики.

Источник: Росстат

За последние два года ситуация совершенно не похожа на уверенный прорыв тренда, скорее она отражает то, что биржевики назвали бы «боковиком», – колебания вокруг одного уровня, в данном случае вокруг нулевого естественного прироста населения, ситуации равенства числа рождений и смертей. 

Фальстарт

В декабре 2012 года, опираясь на статистику за десять месяцев (естественный прирост населения на 10,2 тысячи человек), Владимир Путин в своем президентском послании торжествовал, назвав новую демографическую ситуацию «нашим ключевым достижением»: «... хочу обратить на это ваше внимание. Говорю это не для того, чтоб сказать: ах, какие мы молодцы! Нет. Говорю это для того, чтобы мы поняли, что люди нам поверили, расширили горизонт планирования. Поверили в то, что стабильность является главным условием для развития и улучшения жизни...»

Представьте себе, каково было после этих слов получить провальную статистику ноября – декабря 2012 года, которая увела естественный прирост по итогам года в минус 2,6 тысячи человек. Получается, что «ключевое достижение» не достигнуто и люди «не поверили».

Что ж, провал Путин привычно закрыл новым ярким образом. 26 февраля 2013 года он провел совет по реализации нацпроектов и демографической политике, где всю вину за естественную убыль населения взял на себя министр труда Максим Топилин (ну не тем он занимался в 2012–2013 годах). Как тут не вспомнить четырнадцатого градоначальника города Глупова у Михаила Салтыкова-Щедрина, князя Микеладзе Ксаверия Георгиевича? Он имел обольстительную наружность и был столь охоч до женского пола, что увеличил глуповское народонаселение почти вдвое всего за 12 лет. Оставил полезное по сему предмету руководство. Умер от истощения сил.

Владимир Путин приписал себе успех того, что население России оказалось больше, чем прогнозировала ООН в 2000 году, на 10 млн человек. «Десять миллионов жизней – это успех». Звучит красиво.

Главное – найти, с чем сравнить. Не говорить же, что на самом деле за 12 путинских лет население страны сократилось на 4,5 млн человек? Да и эта цифра – результат притока мигрантов. Естественная убыль населения за 12 лет составила 7,5 млн человек.

После такого фальстарта неудивительно, что в президентском Послании-2013 вопрос демографии оказался затронут лишь «по касательной» в контексте семейной политики. Хотя за 10 месяцев 2013 года естественный прирост населения показывал «плюс» существенно выше прошлогоднего, и можно было уверенно рассчитывать на «плюс» по году. Президент сказал о том, что «необходимы особые усилия для того, чтобы позитивный демографический поворот в России был необратим». Но возможно ли это?

«Поцелуй смерти»

Разобраться в действительных, а не пропагандистских причинах смены демодинамики нам поможет следующая картинка.

Возрастно-половая пирамида России на 1 января 2011 года
Источник: Росстат

Мы видим волну на демодинамике, которая зародилась еще век назад – в годы революции и Гражданской войны. Во времена таких несчастий рожают мало (мужики далеко и голод), а умирают много.

И почти точно на второй минимум демволны пришелся следующий удар – Второй мировой войны. Произошло наложение волн, резко увеличившее их амплитуду. Малочисленное поколение «детей революции» родило еще более малочисленное поколение «детей войны». «Двойной удар» по российской демографии будет ощущаться весь XXI век, а, возможно, и дольше. Обсуждать любые демографические тренды без учета «эха» революции и войны просто несерьезно. 

На картинке очевидны причины «русского креста» в 90-х – резкое падение рождаемости (рожало малочисленное поколение «внуков войны», которым сейчас 40–50 лет) и рост смертности (к печальному рубежу 60–70 лет подошло многочисленное поколение предвоенного беби-бума). 

Столь же очевидны становятся и причины позитивной демографической динамики нулевых и начала десятых годов – рожать стали внуки многочисленного поколения беби-бума 50-х годов. А умирать – малочисленные ветераны войны и их дети. Именно в этом причина сближения кривых смертности и рождаемости. 

Конечно, меры госполитики на «восходящей» траектории немного усилили тренд – материнский капитал, который был введен в 2007 году, и другие. Но переоценивать их не стоит. И уж совершенно не стоит приписывать именно им нынешнюю демографическую ситуацию, ставя в заслугу кому-то из нынешних политиков «взлет» демографической волны. Это так же смешно, как и демуспехи четырнадцатого градоначальника города Глупова.

Что ждать дальше?

А дальше на подходе к печальному возрасту смерти многочисленное поколение беби-бума 50-х (сейчас им 50–64 года – смотрите график, их численность растет резко). А рожать начнет малочисленное поколение «правнуков войны» (сейчас им 10–19 лет).

В течение нескольких лет с 2012 года будет сохраняться нулевая, возможно, даже немного положительная динамика естественного прироста населения, но во второй половине десятых годов она неминуемо сменится на обратную, и кривые рождаемости и смертности резко разойдутся в стороны. Мы увидим скачок естественной убыли населения и второе издание «русского креста». Середина десятых годов останется в демографической истории как период недолгого соприкосновения кривых родившихся и умерших – как «поцелуй смерти».

Сейчас мы, похоже, на самом гребне демволны. О том, что демволна уже «выдыхается», можно судить по тому, что вклад в естественный прирост 2013 года роста рождаемости составил всего 1/5, а вклад снижения смертности – 4/5.

Жаль огорчать нашего президента, но рассчитывать на закрепление позитивного демографического поворота в России не приходится. Несмотря ни на какие «особые усилия». Для доказательства этого тезиса достаточно просто посмотреть на возрастно-половую пирамиду и немного над ней подумать. Кстати говоря, и «особых усилий» не видно: мы слышим только разговоры о скорой отмене или ограничении материнского капитала да видим относительное сокращение расходов на здравоохранение. Это наша с вами горькая реальность.

В заключение – улыбнемся. Представьте себе, как смешно будут смотреться тогда, в период следующих президентских выборов, прозвучавшие недавно гордые слова об «успехах» и о том, что «люди нам поверили».

Предыдущий материал

Впервые: в 2013 году в России родилось больше, чем умерло

Следующий материал

Демографический кризис откладывается!