Глобальный бизнес в России     

«Продаюсь я вместе с банком или нет – вопрос к новому акционеру»

Председатель правления «Барклайс Банка» Николай Цехомский поясняет причины продажи розничного бизнеса в России
Скопируйте код в ваш блог. Форма будет выглядеть вот так:
 0 4 557 экспорт в блог
Barclays второй раз покидает Россию. Во вторник группа объявила о намерении продать «Барклайс Банк», в котором сосредоточена розница и корпоративный бизнес. Решение принято материнским банком в рамках новой стратегии, но определенные проблемы с розничным бизнесом у банка наблюдались уже некоторое время. Так, больше полугода назад банк продал региональную сеть отделений «Ренессанс-Капиталу» и заявил о намерении сосредоточиться на обслуживании клиентов сегмента mass affluent и корпоративном бизнесе. Потом из банка ушел глава розничного блока Олег Сафонов, но банк продолжал настаивать на намерении запустить ипотечное кредитование и отрицал желание свернуть массовую розницу, хотя клиентов, готовых платить за дебетовую карту 500 рублей в месяц, вряд ли можно назвать массовыми. Впрочем, может быть, такая стратегия и дала бы результат – по крайней мере, за 2010 год банку удалось значительно сократить убытки – но изменилась стратегия материнского банка. О причинах продажи Slon.ru рассказал председатель правления «Барклайс Банка» Николай Цехомский.

– Вам не жалко, что банк продают?


– Решение принято группой, мы можем жалеть или не жалеть – от этого ничего не зависит.

– Банк не вышел на прибыль за то время, пока вы им управляете?

– Нет, он вблизи окупаемости. За последний год активы банка увеличились на 13%, средства физлиц – на 45%, кредиты корпоративным клиентам – на 32%.

– Кого вы видите в качестве потенциального покупателя?


– Для нас важна сделка, которая никоим образом не ущемит ни наших клиентов, ни наших сотрудников. Если поставить на разные чаши весов сумму сделки  и качество сделки с точки зрения репутации нового акционера, то второе однозначно перевешивает. В данном случае я транслирую позицию не только менеджера, но и акционера.

– Вы будете заниматься поиском покупателя или акционер?

– Конечно, акционер. Консультировать будет лондонский Barclays Capital. Я приму участие в процессе, но не буду последней инстанцией при принятии решения.

– Вы, я так понимаю, продаетесь вместе с банком? В том смысле, что вы не остаетесь в группе.

  Продаюсь я вместе с банком или нет это вопрос к новому акционеру. Если он посчитает, что я ему нужен, а я посчитаю, что мне интересен новый проект, – то да.

– Для вас тоже есть определенные реперные точки, при которых вы останетесь в банке?


– Безусловно. Это будет зависеть от многих факторов: от того, кто станет акционером  банка, от стратегии, которую акционер примет.  Возможно, она покажется неинтересной, или мне захочется что-то еще попробовать – мы все свободны в своих желаниях, может быть, я вообще отдохну от работы в банках. Такой вариант тоже не исключен.

– А решение о продаже банка основано исключительно на финансовых результатах группы или они анализировали и вашу динамику? Может быть, они сочли, что ставка на mass affluent не очень интересна и не оправдала себя?

У группы новая стратегия, которая была озвучена Бобом Даймондом, новым генеральным директором группы. И с точки зрения бизнеса вне Великобритании – это ставка на консолидацию, на сокращение рискованных активов в силу ограничений регулятора.

– То есть розничный банк в России – это не единственный актив, от которого группа будет избавляться?


– Я не могу это комментировать.

– Правильно я понимаю, что за то время, пока вы управляли банком, значительно уменьшился размер материальной помощи, которую российский банк получал от материнского? Якобы в девять раз.

– Да, она сократилась в девять раз. Если в 2009 году сумма превышала 4 млрд рублей, то, соответственно, в 2010 году она чуть выше 400 млн рублей.

– Это и есть ваш убыток?

– По сути, да.

– Пока никаких мыслей насчет покупателя нет?

– Не хотелось бы спекулировать. Сегодня группа только объявила о намерении продать, и потенциальный инвестор впервые услышал об этом.

– Как команда восприняла известие о продаже?

– По-разному. Но совсем шоковых реакций не было. Кто-то воспринял это как негативную новость, кто-то нейтрально, для кого-то это, наоборот, возможность проявить себя. Для большинства менеджеров, по крайней мере, тех, кого я набирал, важно, чтобы мы сохранились как команда.

– Это была неожиданная новость?


– Для большей части команды это была новость, определенная часть топ-менеджмента была некоторое время в курсе.

– В ВТБ попытайтесь продать? По старым связям.

– Не думаю, что надо здесь связывать меня и ВТБ. У покупателя должен быть интерес и смысл в развитии бизнеса. Нужна ли ВТБ еще одна платформа? Наверное, вряд ли. Но все может быть. Любой вариант возможен.
Следите за обновлениями Slon.ru в вашей социальной сети: ВКонтакте или Facebook.
 0 4 557 экспорт в блог
ТЕГИ:  Barclays Банки Барклайс Банк Цехомский Николай