Новости Календарь

Текущее снижение цен на нефть: долгосрочная тенденция?

Текущее снижение цен на нефть: долгосрочная тенденция?
Цены на нефть в августе в очередной раз просели, опустившись ниже психологической отметки $105 за баррель, вызывая резонный вопрос у участников рынка: что вызвало это падение, спекуляции игроков ненефтяного рынка и общий макроэкономический негатив или снижение нефтяных цен – это долгосрочная устоявшаяся тенденция? 

Исследования особенностей формирования нефтяных цен, проводимые в Институте энергетических исследований (ИНЭИ) РАН, показали, что на нефтяные цены наибольшее влияние – около 80–85% – оказывают фундаментальные факторы спроса и предложения, но даже в усредненной до среднегодовых значений цене 15–20% приходится на финансовые факторы: флуктуации курса доллара, ставки рефинансирования ФРС США, общая конъюнктура сырьевых и финансовых рынков. Во внутригодовых значениях цен нефти спекуляции, следует признать, значат гораздо больше. Так, флуктуации рынка способны существенно, на 15–20% (а иногда и с большей амплитудой), менять цены от месяца к месяцу.  
 
На протяжении последних лет (с 2012 по 2013 год) в прогнозе мировой энергетики до 2040 года, ежегодно публикуемом ИНЭИ РАН в соавторстве с Аналитическим центром при правительстве РФ, предсказывается снижение среднегодовых цен нефти в ближайшие 6 лет (до 2020 года). Так, в своей работе от мая 2014 года аналитики института предсказывали падение цен с $113,6 за баррель в 2011 году до $106 за баррель в 2015 году с дальнейшим снижением до $103 в 2020-м.

Текущая динамика нефтяных цен вызывает только один вопрос: а не будет ли цена барреля нефти ниже ожидаемых $106 уже к следующему году? Ответ на вопросы о будущем в этом случае, как нам кажется, кроется в прошлом. 

Для того чтобы понять, вызвано ли снижение цен на нефть, начавшееся еще в середине 2011 года с отметки $123 за баррель, фундаментальными макроэкономическими факторами или спекуляциями, необходимо рассмотреть события предшествующего периода с кризисного обвала 2008 года до середины 2011-го.

Напомним, что после резкого взлета до $132,7 за баррель в июле 2008 года, а затем падения цены нефти до $40 в декабре 2008-го во время финансового кризиса вся последующая динамика была продиктована восстановительными процессами и сигналами с реального рынка. Рост цен в период с 2009 года до апреля 2011-го объясняется рядом факторов.
  • Со стороны реального рынка восстановлению цены нефти в первой половине 2009 года способствовало снижение добычи ОПЕК – свободные добычные мощности увеличиваются с 2 млн баррелей в сутки в декабре 2008-го до 4,5 млн баррелей в сутки к концу 2009 года. Дополнительно помогает ослабление курса доллара с апреля 2009 года. Немаловажную роль сыграли действительно высокие затраты на добычу (в том числе и знаменитой американской сланцевой нефти), которые явно превышали цену нефти $40 за баррель, сложившуюся к декабрю 2008 года. Уровень этих самых затрат попросту не позволял вводить в эксплуатацию новые проекты, формируя не текущий (за него отвечал ОПЕК), но будущий дефицит предложения. К первой половине 2010 года, отметим, цена барреля постепенно стабилизировалась на отметке $75–85, то есть на том уровне, при котором рентабельна добыча на большинстве сланцевых месторождений США и почти на всех месторождениях Ближнего Востока. И вряд ли бы мы увидели рост цен выше отметки $90, если бы не начавшаяся «арабская весна» 2011 года.  
  • Серия революций и протестных акций, прокатившаяся по всей территории ближневосточного кольца, привела к снижению физических поставок нефти. Дополнительно масла в огонь подлила интервенция НАТО в Ливию, что полностью остановило добычу в стране, лишив мир 1,6 млн баррелей в сутки. 
  • После 2011 года ситуация на Ближнем Востоке начинает стабилизироваться, и нефть постепенно дешевеет. Более того, сигналы реального рынка (растущая добыча нефти в США и Канаде, восстановление добычи в Ираке, рост добычи в Бразилии, возможное снятие санкций с Ирана, снижение спроса в ЕС-28 и замедление темпов роста спроса в Китае и Индии) тоже способствуют понижению цен. Удивительно, но даже усиливающееся геополитическое напряжение с начала 2014 года (военные конфликты на Украине и в Израиле, ввод взаимных санкций Россией, ЕС и США, а также ожидание возможных перебоев в транзитных поставках нефти и нефтепродуктов из России через Украину) практически не увеличивало мировые цены на нефть. 
Несмотря на эти негативные факторы, спекулянтам не удалось, как раньше, раскрутить, увеличить нефтяные цены. И вот что самое удивительное – ограничили спекулянтов в этом власти США, введя с 1 апреля 2014 года правило Волкера (часть крупного законодательного акта Додда – Франка, принятого в США после ипотечного и банковского кризиса). Правило Волкера ограничивает участие банков США в операциях купли-продажи ценных бумаг на свои собственные средства, изначально предназначенные для покрытия обязательств перед его клиентами. Таким образом, оно уменьшает спекулятивное влияние крупных финансовых игроков на рынок нефти, поэтому он меньше реагирует на краткосрочные изменения конъюнктуры – становится менее волатильным.

Сегодня на рынке сложилась ситуация, нехарактерная для нефти как для финансового актива. Сигналы реального рынка пересиливают негативные ожидания финансовых инвесторов. Из-за правила Волкера инвесторы не могут внести в нефтяную цену премию за военный риск и геополитическую нестабильность. 

Судя по всему, в ближайшие годы от удешевления нефти мировой рынок может спасти только новая панарабская революция или полный запрет на поставки нефти из России в Европу. Если же этого не произойдет, вся динамика реального рынка будет направлена на поступательное снижение цен, которое продлится, видимо, до 2020 года. А дальше динамика может и измениться. В конце концов, цены чуть больше $100 баррель в неблагоприятных экономических условиях – это в первую очередь хороший повод свернуть инвестиции в разработку альтернативных нефти источников энергии, существенно наращивая спрос на традиционные энергоресурсы, что неизбежно приведет и к росту нефтяных цен.

Предыдущий материал

Как захватить «Башнефть»

Следующий материал

Как относиться к очередной остановке работ по «Южному потоку»