Новости Календарь

Волошин: ОРТ – игрушка, Эрнст и Доренко управлялись Березовским

Волошин: ОРТ – игрушка, Эрнст и Доренко управлялись Березовским Фото: Дмитрий Духанин/Коммерсантъ

В суде по иску Бориса Березовского к Роману Абрамовичу дал показания один из самых высокопоставленных свидетелей – бывший глава Администрации президента Александр Волошин. «Серый кардинал» Кремля отвечал на вопросы адвоката Березовского Лоуренса Рабиновица. По большей части они касались продажи Березовским 49%-ного пакета акций ОРТ Абрамовичу, который впоследствии передал их государству. Сам опальный олигарх утверждает, что власти вымогали у него этот пакет шантажом – в частности, грозили ему судьбой главы «Медиа-Моста» Владимира Гусинского, которого лишили бизнеса и несколько дней продержали в СИЗО в июне 2000 года. Вот наиболее интересные места из допроса Волошина в Высоком суде Лондона.

В своих письменных показаниях Волошин указал, что работал в автомобильном альянсе Березовского в 19931994 годы в качестве консультанта. Один из проектов Березовского – компанию Avva – многие называли финансовой пирамидой. Рабиновиц: «Вы, конечно, не хотите сказать, что, реализуя этот проект, занимались мошенническими схемами?»

«Конечно, не хочу. Много разговоров было на эту тему. Но я не считаю, что это так».

Рабиновиц: «Политика НТВ была критически настроенной по отношению к правительству Владимира Путина?»

«Они вообще были оппозиционно настроены к власти» и к Путину, в частности.

Основатель НТВ и холдинга «Медиа-Мост» Владимир Гусинский заключил соглашение, которое предусматривало, что с олигарха снимут обвинения, если он продаст свои медиаактивы. Так ли это?

«Я помню, что много писалось о существовании некоего протокола №6. Я его сам не видел. И, честно говоря, не думаю, что этот протокол был подписан по поручению государства... На самом деле, оказалось так, что [министр массовых коммуникаций Михаил] Лесин завизировал этот протокол, но он не был его стороной, стороной сделки <…> Я с Гусинским встречался и до, и после этого. Но в этих событиях я никакого участия не принимал».

Рабиновиц: «Вы знали, что пока Гусинский находился в заключении [арестован 13 июня 2000 года], он продал «Медиа-Мост»?»

«Нет, насколько я знаю, он продал его позже».

Выступал ли Березовский на стороне Гусинского?

«Березовский месяца за два-три до этих летних происшествий выступал публично и просил Генпрокуратуру, чтобы она расследовала связь Гусинского с чеченскими боевиками и с террористами. Когда же Гусинский оказался в заключении, Березовский оказался единственным из бизнесменов, кто не подписал письмо с просьбой освобождения Гусинского. <...> Березовский всегда был крупным общественным деятелем. Его отсутствие в письме было ощутимо. А Абрамович никогда не принимал участия в общественных вопросах... Его отсутствие было незаметно».

Рабиновиц: «У Березовского была возможность влиять на журналистов ОРТ?»

Волошин отвечает, что его влияние было обусловлено личными отношениями, а не долей в капитале. «Гендиректора ОРТ [Константина] Эрнста никто не хотел менять <...>. Он очень талантливый человек. Все, что надо было сделать, – избавить Эрнста от влияния Березовского. Цель, повторю, была одна – прекратить влияние на канале Березовского. Аналогичный месседж был послан всем журналистам, на которых влиял Березовский. В течение недели все было сделано. Эрнсту было сообщено, что он избавлен от какого-либо влияния. Эрнст, могу сказать, был счастлив. Ведь влияние Березовского было неформальным. Он звонил журналистам, он звонил Эрнсту. И эти его звонки не были как-то запротоколированы в уставе. <…> Это была некая сложившаяся ситуация, она мне досталась по наследству, когда я пришел в администрацию президента».

22 августа 2000 года Березовский был вызван «на ковер» к Волошину, чтобы обсудить ситуацию с ОРТ. Какова была цель чиновника?

«Моя цель на встрече с Березовским была одна – объяснить Березовскому, что управление им ОРТ закончилось. Что наступил конец. Я ему об этом и объявил. Вот в этом и был драматизм встречи. Драма была с двух сторон: для нас, что он занимается пиаром на трагедии [с подлодкой «Курск», которая произошла 12 августа 2000 года]. Для него – что он потерял игрушку, ОРТ. Наша цель состояла в том, чтобы просто его проинформировать – концерт окончен. Об акциях ОРТ речи не шло. Лишь просьба, чтобы он прекратил управлять журналистами. Одним из таких журналистов был господин [Сергей] Доренко, талантливый журналист. Вскоре его передача на канале закрылась. Ничего большего нам не хотелось. Все, что захотели, в итоге сделали – Березовский лишился влияния и, собственно, не смог это влияние больше вернуть».

23 августа, то есть день спустя после встречи с Волошиным, была встреча Березовского с Путиным. Что на ней обсуждалось?

«Президент Путин просто еще раз подтвердил то, что я сказал Березовскому на первой встрече. Березовский так был расстроен потерей ОРТ, что хотел услышать это лично от президента и просил меня организовать встречу с Путиным. Я сказал, что обещать встречу не могу, но проинформирую Путина об этом. Я Путину сказал. К моему удивлению, он согласился: «Давай, организуй. Скажу ему лично, что об этом думаю». Встреча произошла. Она была чрезвычайно краткой. Ничего нового не обсуждалось. Что можно сказать за 5 минут, тем более, когда в разговоре участвуют три собеседника?! Помню, что беседа была эмоциональной. Президент подтвердил, что Березовский больше не должен влиять на ОРТ и журналисты будут освобождены от его влияния».

Рабиновиц: «Летом 2000 года для вас было обычным делом информировать Абрамовича о ваших правительственных делах?»

«Нет, я никогда этого не утверждал, это не было обычной практикой. Я не помню встреч с Абрамовичем, где я это рассказывал. Но мне это казалось вероятным, так как вытекало из логики наших дружественных отношений с господином Абрамовичем».

Был ли Абрамович выбран посредником в получении государством 100% акций ОРТ?

«Посредником Абрамович не был».

Был ли арестованный партнер Березовского по «Аэрофлоту» Николай Глушков заложником Абрамовича в торге за акции ОРТ?

Нет. Более того, Абрамович очень переживал за здоровье Глушкова и его коллеги – бывшего вице-президента «Аэрофлота» Александра Красненкера [умер от рака в 2005 году].

9 декабря 2000 года в доме у Александра Мамута произошла вечеринка, на которую пришли около 10 гостей, среди которых: Александр Волошин, тогдашний премьер-министр Михаил Касьянов, дочь Ельцина Татьяна Дьяченко и ее муж Валентин Юмашев. Рабиновиц: «Было бы справедливо сказать, что на этой вечеринке были люди, составляющие близкий круг президента Путина?»

«Не соглашусь, там были и люди, не знакомые с президентом». 

Предыдущий материал

Роман Абрамович: 9 откровений за 9 дней

Следующий материал

Доренко: «Я говорил Березовскому: Боря, единственный, кто к тебе хорошо относится, – Путин»