Новости Календарь
 
 

Креативный класс расправил плечи

Креативный класс расправил плечи

Недавно Basic Books выпустил второе, дополненное издание книги «Становление креативного класса» Ричарда Флориды. Сокращенное предисловие к нему вышло в виде колонки в The Atlantic Cities. Первое издание вышло еще до краха доткомов и 11 сентября, и теперь Флорида объясняет, что изменилось в обществе и экономике за это время с точки зрения существования креативного класса. А изменилось вот что: зависимость региональной экономики, благосостояния людей от среды обитания и мягкости нравов (а не наоборот) стала очевидной, а грядущие перемены в мировой экономической системе в связи с обретением новых ценностей – неизбежными.

Первое и главное, что может усвоить из книги читатель, это правильное представление о том, что такое креативный класс. Значение этого довольно строгого англоязычного термина в русском языке – особенно после Болотной – размыто и нагружено разного рода политическими и медийными коннотациями, изначально ему несвойственными. Кто-то употребляет его как синоним слова «хипстер», тоже ставшего в России ругательным, кто-то как синоним либеральной оппозиции, кто-то в значении «бездельники, паразитирующие на большом бизнесе в диапазоне от PR-менеджера до дизайнера интерьеров».

В действительности, к креативному классу по Флориде (который придумал это выражение) относятся все трудящиеся, чей способ производства основывается на комплексных знаниях и самостоятельных решениях. Меньшая их часть – те, кто «полностью вовлечен в творческий процесс»: интеллектуалы, люди искусства, инженеры, ученые, сотрудники медиа, словом, все те, для кого инновации составляют самую суть производства. Большая часть – те, кто нуждается в знаниях и создает смыслы, но не всегда является инноватором. Это врачи, учителя, юристы, финансисты и управленцы. В общей сложности, к креативному классу Флорида относит не менее 30% трудящихся США по состоянию на 2011 год.

Второе, что можно уяснить как раз из нового издания, это подкрепленный статистикой и наблюдениями социолога факт, что креативный класс является локомотивом экономического роста. Анализ экономики регионов показывает: не экономический рост городов или районов влечет за собой улучшение среды обитания, снижение неравенства и становление креативного класса, а ровно наоборот. Там, где сообщество стало заботиться о среде обитания (условно говоря, прокладывать велосипедные дорожки), заботиться о смягчении неравенства, стремиться к созданию рабочих мест для креативного класса, там через некоторое время наблюдался устойчивый экономический рост. В переводе на русский: пермский культурный проект был верным путем к светлому будущему. По крайней мере, если бы он случился в США.

За минувшую эпоху, включившую в себя атаку 9/11 и два крупных экономических кризиса различной природы, то, что казалось спорным, стало очевидным, пишет Флорида. Живая и разнообразная культура – необходимое условие экономического развития. Еще в первом издании, например, было описано наблюдение: если в каком-то городе появляется развитая современная музыкальная сцена, то стоит ждать роста в экономике. Если в городе становится заметным гей-сообщество, значит вскоре вырастет и подушевой ВВП. Критики Флориды утверждали, что он путает причины и следствия. В новом издании автор готов оборонять свои позиции с новыми данными в руках.

Так, тренды, казавшиеся неочевидными 12 лет назад, стали видны даже неспециалисту. Одаренные люди возвращаются из пригородов в города. Центры старых, переживших в XX веке взлет и упадок, городов вновь на равных конкурируют с пригородными технопарками и районами интеллектуального производства 90-х (вроде Кремниевой долины).

«Именно становление нового класса и креативность как экономический фактор лежат в основе многих наблюдаемых трендов, которые, на первый взгляд, кажутся эпифеноменальными и не взаимосвязанными. Это и появление полностью новых отраслей и типов бизнеса, изменения в образе жизни, работе, потреблении – вплоть до ритмов, паттернов, желаний и ожиданий, которые управляют нашей повседневностью».

Креативный класс находится в авангарде глобальных перемен, описанных Рональдом Инглхартом. Меняются сами человеческие ценности: от материальных к «постматериальным». Богатые и средний класс меньше покупают вещей и больше тратят на искусство и красивый отдых. Occupy и «арабская весна» – общественные движения нового типа, связанные в первую очередь с активностью не рабочего класса, а креативного. Модернизация человечества, считает Флорида, происходит прямо сейчас. Новый мир еще скрывается внутри каркаса старого, и переход не будет безболезненным, а каким будет этот новый мир, мы пока не можем знать. Но осознание новой роли нового класса и политическая готовность к глобальным переменам должны помочь.

Подписывайтесь на Самый Быстрый Слон в Твиттере