Новости Календарь

«Бизнес-софт начинают покупать не компании, а непосредственные пользователи»

«Бизнес-софт начинают покупать не компании, а непосредственные пользователи» © knowledgeminer.net

В рамках совместного проекта с программой «Рунетология» Slon публикует интервью с представителями российского интернет-бизнеса – предпринимателями, экспертами, создателями стартапов, топ-менеджерами компаний и руководителями отраслевых организаций.

Руководитель проекта amoCRM и сооснователь QSOFT, занимающихся разработкой корпоративных облачных сервисов, Михаил Токовинин рассказывает, почему стартапам далеко не всегда нужны большие деньги, зачем открывать офис в Сан-Франциско, как мобильные интерфейсы меняют рынок корпоративного ПО и почему узкоспециализированные приложения побеждают универсальные.

Полная версия интервью здесь. Послушать интервью без сокращений вы можете на сайте программы «Рунетология».

Про бизнес в США

Если изначально нам казалось, что мы едем в Сан-Франциско за деньгами, то сейчас, по прошествии года понятно, что мы ехали больше за образованием. Мы садились с моими партнерами, пытались проанализировать, насколько это было хорошей затеей. В общем, нам не жалко денег. Это надо было когда-то сделать. В результате мы поняли, как много мы делали неправильного до этого, и как много мы можем сделать впереди.

Про перемены на рынке бизнес-софта

Идея в том, что рынок бизнес-софта меняется не только по способу доставки, что теперь ты берешь не коробку, а сервис, но и появляются новые потребители. Бизнес-софт начинают покупать не компании, не топ-менеджмент, не IT-директор, а непосредственный пользователь. Это меняет рынок бизнес-софта. У тебя меняется покупатель в роли интегратора. Если раньше у тебя был системный интегратор, то сейчас появляется бизнес-консультант, вместо старой типичной коробки появляется SaaS-провайдер. 

Про влияние сотрудников на корпоративную IT-стратегию

Сейчас по мере развития веба, браузера, мобильных каналов, появилась ситуация, когда в отделе сотрудники могут самостоятельно найти какое-то приложение для своих нужд и начать им пользоваться, а компания окажется перед фактом. Каноническими примерами являются Skype, Google.Docs, когда корпоративная база данных компании начинает вестись в Google.Docs, потому что в каком-то отделе так решили. Во многом перспективы SaaS и его будущее – именно в этом процессе. Не топ-менеджмент, не владелец компании, не IT-директор, а начальник отдела продаж, если мы говорим про CRM, или начальник какого-то другого отдела вместе со своими коллегами могут пойти в интернет, выбрать какое-то решение и начать им пользоваться, не привлекая айтишников.

Про узкоспециализированные приложения

Нужно же что-то простое и эффективное, и они выбирают что-то очень узкоспециализированное. Они не хотят получить что-то комплексное, где была бы и бухгалтерия, и склад и так далее, чего часто хочет компания. Они хотят что-то простое для своей бизнес-задачи. Появилось большое количество узкоспециализированных приложений, и это тоже часть тренда. Когда-то давно это уже было и называлось «лоскутной автоматизацией». Это было ругательством у IT-шников, считалось плохо, если у тебя для разных задач разный софт. В общем, мы возвращаемся к тому, от чего когда-то давно ушли. 

Про свободу в выборе софта

В итоге, такая свобода и демократичность в выборе софта приведет к тому, что в компании будет огромное количество всяких маленьких штучек. Это как на сотовом телефоне, когда у кого-то установлено 10 приложений, а у кого-то 40, и из этих 40 он использует четыре. Непонятно, насколько это плохо. Понятно, что если сравнивать два сценария, то новый подход выглядит привлекательнее для конечных пользователей, потому что это удобно, быстро и доступно. 

Про «Битрикс»

«Битрикс» сделал неплохой продукт («Корпоративный портал». – Slon), но, пожив немного в США, я считаю, что не все они сделали правильно. Я почти уверен, что он будет успешен в России, но довольно скептически смотрю на его перспективы на Западе. Слишком много кнопок и много функций, фокус слишком не очевиден. В моей идее консьюмеризации очень важно, чтобы четко прослеживалось, для какой конкретной задачи сделан продукт. Продукт, который является более узкоспециализированным, будет более успешным. 

Про роль конечных пользователей

Вся идея строится на том, что мы начинаем идти не сверху вниз, не директору говорим, что ему нужен продукт, мы пытаемся уговорить пользователя. А для пользователя маленький и простой продукт, который нужен непосредственно в его работе, в десять раз более конкурентный, потому что он удобный, органичный. Пиар-менеджеры в разных компаниях делают приблизительно одно и то же, поэтому есть возможность делать одинаковые решения, которые будут подходить почти любой компании, почти любому пиарщику, например. 

Про влияние мобильных интерфейсов

Если мы говорим про конечного пользователя, то зачастую он оказывается прогрессивнее, чем IT-директор над ним, потому что IT-директор часто рассуждает шаблонами, к которым он привык. Пользователь iPhone, Android не понимает, почему там легко, а тут тяжело.

Про перспективы российских продуктов на Западе

Нельзя говорить, что это какие-то сакральные знания. Я пришел к выводу, что продукт, который сделан в России для русских или для локального рынка, практически не имеет шансов на рынке в Северной Америке. Если ты хочешь быть успешным там, то ты должен жить в этой культуре, понимать потребителя, особенно в B2B, и изначально делать продукт на западный рынок. Даже мы со своим amoCRM переписываем его последний год, что-то меняем, что-то прикручиваем, что-то переделываем.  Те успешные команды выходцев из России, которые я там увидел, в основном являются выходцами из аутсорсинговых компаний, которые и так живут на Западе и работают с западными заказчиками.

Предыдущий материал

5 лучших приложений для похода в ресторан

Следующий материал

Игра как социальный эксперимент: мобильная эпидемия любопытства