Новости Календарь

Герман Клименко: «Инвесторы находятся еще в диком состоянии»

Герман Клименко: «Инвесторы находятся еще в диком состоянии» Герман Клименко © Евгений Дудин/Коммерсантъ

В рамках совместного проекта с программой «Рунетология» Slon публикует интервью с представителями российского интернет-бизнеса – предпринимателями, экспертами, создателями стартапов, топ-менеджерами компаний и руководителями отраслевых организаций.

На этот раз основатель LiveInternet.ru Герман Клименко рассказывает о том, чем многие современные стартапы похожи на МММ, что мешает молодым предпринимателям, почему в интернете стало скучно, куда движется рынок статистики и как дороговизна контекстной рекламы способствовала ренессансу медийной.

Полная версия интервью здесь. Послушать интервью без сокращений вы можете на сайте программы «Рунетология».  

О стартапах

15 лет назад можно было прийти в интернет и с бюджетом 600 долларов в месяц сделать проект типа List.ru. Сейчас обкешился «Яндекс», «Рамблер», Mail.ru. Я думаю, что в российском интернете есть около пятисот миллионеров, людей, у которых есть колоссальный опыт и знания. Они занимаются тем, что тихонечко делают свои проекты; и все публичные стартаперские проекты, где они не участвуют, – это отказные проекты. Каким образом мимо меня, мимо тех, кто получил свои опционы в «Яндексе», прошли все эти проекты и каким образом они попали на стартап-уикенды? Они же попадают к нам, они же пишут письма, просят советы. Раз в день мне приходит письмо о том, что у человека есть новый гениальный проект, и если я не дам ему денег, то он пойдет на стартап-уикенд и там заработает в 10 раз больше. Надо реалистично смотреть на этот рынок. Я не говорю о том, что это невозможно, просто есть аналогия в реальном бизнесе. 

15 лет назад можно было очень спокойно открыть круглосуточный супермаркет типа «Азбуки вкуса». Достаточно было сделать его круглосуточным, и к вам начинал валить народ. Если сейчас к вам придет человек и скажет, что придумал, как сделать сеть круглосуточных супермаркетов, вы спросите, делал ли он что-то до этого. Если он скажет, что не делал, то ему никто деньги не даст, потому что в наше время нереалистично сделать сеть супермаркетов и победить всех на рынке, не имея опыта в этой отрасли. Когда я критически высказываюсь о стартапах, надо очень четко понимать, что если стартап будет запускать Аркадий Морейнис, то я буду внимательно смотреть на то, что он делает, потому что я понимаю, что у человека есть профпригодность, опыт и знания. Если же проект запустит девочка – студентка ВШЭ, без опыта своего стартапа, я сразу скажу инвесторам, что не надо давать ей денег

О стартаперах

Давайте назовем вещи своими именами. Стартапер хочет получить миллион долларов за 10%, предприниматель хочет найти инвестора, который даст ему долю в 10%. Как в реальной жизни люди проходят свой путь? Они приходят работать в банк, например, получают там квалификацию, опыт, сертифицируются как профессионалы, уходят в другой банк, растут, становятся управляющими, им за это дают бонусы в 3–5%, потом они переходят на работу в крупный банк, получают больше бонусов, потом они покупают свой маленький банк, развиваясь и становясь собственниками. Это путь, который сложно ускорить, если у вас нет родственников типа Владимира Владимировича Путина. Мы сейчас говорим про обычные решения. В интернете сейчас примерно такая же история. Без набора квалификации сложно.

 По-моему, Аня Артамонова (Mail.ru) хорошо сказала на эту тему: «Не мучайте мозг, сходите и поработайте полгода в «Мейле», «Яндексе» или «Рамблере», и масса вопросов снимется». Когда мы сейчас говорим о стартапах, надо понимать, что мы говорим о комедиях на стартап-уикендах, которые в последнее время стали больше похожи на выступления коучинга. У всех людей, которые там присутствуют, есть проблема в том, что они ни дня не работали в правильной компании. Ты можешь справедливо сказать, что, может, в этом и есть секрет и что случайно случится чудо. Мы же говорим об инвесторских деньгах. 10 лет назад инвестиции в интернет мерялись суммами в 5–10 тысяч долларов. Сейчас запрашиваемые бюджеты намного больше, люди просят 2–3 миллиона долларов.

Об инвесторах

Я думаю, что пока инвесторы не обожгутся, как на МММ обжегся народ, ничего не изменится. Сейчас к МММ стали спокойнее относиться, и играют в него только те, кто сознательно это выбрал. Я могу рассказать, как это происходит. Мне звонит какой-нибудь уважаемый инвестор и спрашивает: «Гера, как ты думаешь, хороший или плохой этот проект?» Я говорю, что проект плохой, а потом вижу, что он тихонечко туда заходит. Я спрашиваю у него, зачем, на что он отвечает, что он думает, что я просто ему завидую, что он нашел такой прекрасный проект. Потом люди деньги теряют. Индустрия накопила опыт, в индустрии масса менеджеров, которым можно ставить задачи, платить деньги, давать доли, и они все это сделают. Инвесторы, на мой взгляд, находятся еще в диком состоянии, они верят в то, что существуют чудеса, что они найдут несчастного стартапера, которого запутают, которому дадут 30 тысяч долларов, а он для них заработает миллиард.

О скуке

Если раньше можно было прийти в интернет, купить домен и, обладая низкой квалификацией и 500 долларами на аренду сервера, сделать что-то великое, что потом бы выросло, то сейчас должны быть квалификация, высоконагрузочные работы и дизайнерские вещи. Потребители уже образовались. Наверное, чудеса бывают. Я не готов сказать, что не стоит мечтать, потому что мечты – это вещь хорошая. Мне в 1998 году было понятно, что, например, в банковском секторе ничего нельзя сделать, потому что есть Сбербанк, «Альфа», ВТБ, и принципиально за это время ничего не изменилось. А в интернете в 1998 году можно с нуля было сделать все, что угодно. Примерно так и получилось, но это было актуально для 1998 года. Сейчас что-то делать в гараже невозможно, индустрия стала крупной, богатой и большой.

О творчестве

Если во времена 90-х годов нужны были домен и один программист, то сейчас это затраты в 50 или 100 тысяч долларов в месяц, это существенные деньги, на которые экспериментировать нельзя. Сама по себе свобода стартаперского творчества ушла в прошлое. Сейчас это очень грустный и скучный бизнес. Придумали, сделали, запустили и заработали. Ну, или не заработали.

О ценности статистики

Да, статистика – это то, что сейчас является самым серьезным активом, который плохо монетизирован, потому что я достаточно придирчив в разных вариантах партнерства. Свершилось то, о чем я достаточно давно говорил – появилась реклама, зависимая от поведения пользователей. Произошло это по одной простой причине. Контекст стал настолько дорогим, что произошел ренессанс медийки. Когда у вас запрос «вывод из запоя в Москве срочно» стоит 35 долларов за клик, можно покупать медийку и пытаться таргетироваться. Будут затраты на дизайнера и затраты на ручную работу, потому что медийка сложнее, чем простой контекст. Они высоки, но при высокой стоимости контекста это все будет окупаться. В последний год говорят о расцвете Real Time Bidding. Это же появилось не из воздуха, это появилось из того, что контекст стал безумно дорогим. Сейчас все ресурсы, которые обладают данными, атакованы всеми рекламными агентствами и движками с просьбой продать данные. В этом плане поведенческая структура достаточно ценна.

О новом проекте

Рабочее название – «Внутренний инспектор». Это статистика, которая будет нацелена на директора магазина, человека, которому важно знать качества его аудитории. Сейчас пока никто этим сильно не занимается. Есть старая история о том, чтобы сделать таргетированные новости под настроение людей, под то, что они искали. Новости сделать сложно, а узнать, что человеку показывать, когда он только зашел в магазин, как формировать для него первую страничку, можно. Если мы знаем, что посетитель уже искал Samsung Note, то, наверное, на главной страничке магазина ему нужно показать то, что он может купить Samsung Note с доставкой. Это вещи, которые идут в e-commerce.

О нишах

Есть TNS Gallup. Он для рекламодателей. Мы все знаем, что считает он плохо, но тем не менее он присутствует на этом же статистическом рынке, потому что он забрендировался как сервис для рекламодателей, хотя ни одна площадка его как сервис статистики не признает. Тем не менее они разговаривают с рекламодателями на одном языке. Данные у меня, у «Яндекс.Метрики», у Google.Analytics такие же. Когда я прихожу к рекламодателям со своей статистикой, они говорят, что им привычнее смотреть данные, выданные в форме TNS, которые они взяли с телевидения. У меня та же самая история. Google.Analytics – это больше продажники, маркетологи, люди, которые смотрят, что за покупатель купил iPhone. Я больше для тех, кто занимается покупкой трафика, его обменом. По большому счету, это система, которая позволяет получить общее  представление о том, как развивается сайт, отследить динамику. Мы заточены под эту сторону. Google.Analytics и «Яндекс.Метрика» – это больше внутрянка. 

Предыдущий материал

Борис Ким, Qiwi: «Для Сбербанка – это хорошая сделка. Я более сдержан в ее оценке для "Яндекса"»

Следующий материал

Андрей Кравец, Lostfilm.tv: «Прибыль должна быть большой, но однократной»