Новости Календарь

Почему сирийские боты атаковали Рунет

Почему сирийские боты атаковали Рунет Иллюстрация: amr okasha
Сегодня ночью Рунет подвергся нашествию. Сирийскому нашествию. Арабам никогда еще не удавалось прорваться так далеко на север. Но интернет преодолевает любые расстояния, а Google Translate – языковые барьеры. «Режим Сирии убивает народ российским вооружением. Россия продает вооружение правительству, этим вооружением расстреливающим свой народ. Ты мой брат по разуму, не выбирай тех, у кого руки в крови. Те, кто тиранит сегодня меня, будет тиранить тебя завтра», – это один из многочисленных комментов на странице Slon в «Фейсбуке». Такие же комментарии удивляют читателей «Афиши», «Ведомостей», даже сайтов российского MTV и «Первого канала». Похоже, сирийские протестанты нашли новые площадки для выражения своей позиции. Но не только протестанты. На странице «Фейсбука», посвященной российскому премьеру, мы видим те же самые «Интересы русского народа с сирийским народом, а не с убийцами», но рядом – «Спасибо  путинской России», «what ever... putin will be the best and the first» и даже «we love u Putin». Аналогичная картина на «Афише».

Что это вообще такое? Откуда они взялись и что им от нас надо?

В последние годы мы постоянно слышим о политической роли интернета, о соцсетях как идеальном инструменте протестов, о twitter-революциях. Мы действительно видели немало примеров эффективности и все возрастающей важности соцсетей в политической жизни. Но ни одна другая страна не является в этом смысле более ярким примером, чем Сирия. Вот где происходит уже несколько месяцев настоящая кибер-война. Враждующие стороны хорошо организованы, многочисленны и снабжены новейшим вооружением – преимущественно американского производства.

К интернету в Сирии всегда относились очень серьезно. Когда в январе 2011 года я пересекал границу между Ливаном и Сирией, пограничники, узнав, что я по профессии журналист, устроили настоящий допрос (несмотря на дружественные отношения между Россией и Сирией, наличие визы, всех необходимых документов, бронирований и так далее), а когда поняли, что я из онлайн-СМИ, пришли в нездоровое возбуждение. Меня заставили написать на бумажке его название и понесли ее куда-то в недра своей организации – проверять, что это за СМИ такое. После допроса, долгих проверок и заполнения каких-то протоколов меня все-таки впустили, взяв обещание, что репортерской работой я заниматься не буду. Но если бы все это происходило на 1-2 месяца позже, скорее всего, не пустили бы. В марте в Сирии начались волнения.

Задолго до того, как протесты выплеснулись на улицы, общественное движение против режима Башара Асада распространялось в Сети. Сирийское правительство реагировало на них быстро и жестко. Асад хорошо знал силу интернета и учился его регулировать еще до прихода к власти. При прежнем президенте – Хафезе Асаде – единственный официальный пост, который занимал его сын и преемник, – это пост главы Сирийского компьютерного общества. После воцарения Башара Асада интернет стал быстро развиваться, но потом режим решил прикрутить гайки. В 2008 году были заблокированы Hotmail, Yahoo Mail, Facebook, YouTube. В феврале 2011 года внезапно был открыт доступ к Facebook. Кто-то принял это за желание смягчить государственную политику. Но то были наивные надежды. В кибер-войнах тоже бывают военные хитрости. И это была одна из них: мониторинг «Фейсбука» сообщал режиму о настроениях и планах его противников больше, чем все секретные службы и осведомители. Последовали аресты и запугивания.

А потом «выключили» интернет. Точнее, стали резко снижать скорость соединения по пятницам, когда люди традиционно собирались на акции протеста. Все это производилось с помощью американского программного обеспечения. В частности, программы Blue Coat от калифорнийской Blue Coat Systems. Импорт подобных продуктов в Сирию запрещен, но его купили через Дубай якобы для иракского правительства – ему американцы не запрещают блокировать интернет. Но в результате оказалось, что сделку осуществили агенты Дамаска. Протестанты, как выяснилось, тоже не лыком шиты. Быстро были налажены поставки спутниковых телефонов из-за границы (владение подобным аппаратом без лицензии сразу же стало уголовным преступлением по сирийским законам). Начались хакерские атаки на правительственные сайты. Чтобы обойти блокировку программы Skype (это вреднейшее изобретение также попало в черный список Асада), используется программа Psiphon. Она создана одноименной канадской компанией при финансовой поддержке Госдепа США и, попав в Сирию, молниеносно распространилась среди пользователей. «То, что мы делаем, мало отличается от радиовещания в годы Холодной войны, которое снабжало информацией тех, кто жил за Железным занавесом», – рассказал CNN глава Psiphon Рафаэль Розински. В общем, Psiphon – это «вражеские голоса» интернет-эпохи. Эпохи, когда не нужен штат и инфраструктура какого-нибудь «Голоса Америки» или BBC – пользователи внутри страны сами создают контент. Их зарубежным помощникам требуется лишь обеспечить возможность распространения этой информации в обход правительственных блокировок.

Ну а когда барьеры все-таки умеют обходить, открывается новый фронт борьбы внутри соцсетей. К примеру, протестанты распространяли информацию в Twitter с помощью хэш-тега #Syria. Ответным ударом правительства Сирии стало появление множества «ботов» – как программных, так и вполне живых пользователей, которые забивали Twitter сообщениями с тем же хэш-тегом, но с проправительственным или нейтральным содержанием. С этого момента началась борьба хэш-тегов (ну а заодно и статусов в «Фейсбуке»). Недавно появился новый тег – #Nato4Syria. Как нетрудно догадаться, призывает к интервенции для спасения народа Сирии от режима Асада. Его не все протестанты поддерживают, но он стал символом смещения интернет-активности вовне. Обе стороны через соцсети активно апеллируют к международному сообществу. И вот, Рунет внезапно (но вполне закономерно) оказался полем боя в сирийской гражданской кибер-войне.

Позиция России стала одним из препятствий для ужесточения санкций против сирийского режима. Мы имеем в Сирии, фактически, военную базу, поставляем оружие и имеем политические и бизнес-интересы. За это нас упрекают противники режима, а защитники прибежали следом прославлять Путина, так как внимательно следят за каждым шагом оппозиции. Нам действия и тех, и других могут казаться довольно нелепыми. Все эти «ты мой брат по разуму» и «we love u Putin»… Но не так уж это глупо. Верно выбрано и время, и место. Как раз сейчас в самой России нарастает протестная активность. И для пропаганды избраны правильные площадки – те самые СМИ, которые довольно скептически отзываются о нынешней российской власти. Я не удивлюсь, если среди многочисленных транспарантов 4 февраля будет и какой-нибудь вроде «Перестаньте поставлять оружие кровавым диктаторам!». В конце концов, вопрос, с кем дружить России, – почти такой же важный, как что делать с ее политической системой. И, будьте уверены, сирийские блогеры не дадут нам забыть об этом вопросе.         
 

Предыдущий материал

Антипиратская история: крупнейшие судебные преследования в интернете

Следующий материал

Спам стал опаснее: 10 фактов о нежелательной почте