Фото: Reuters

Мир уже привык к страшным новостям с Ближнего Востока, где летом началось стремительное расширение «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ). Вероятно, поэтому почти незамеченным прошло очередное сообщение со ссылкой на депутата иракского парламента о том, что вооруженные части ИГИЛа применили химическое оружие против иракской армии, что повлекло гибель трехсот человек.

По данным иранского телеканала PressTV, ИГИЛ также применяло химоружие в окрестностях города Дулуйя 17 и 18 сентября, в результате чего погибли и пострадали несколько десятков человек. Источником отравляющих веществ называют разрушенный завод химического оружия, созданный еще в 1980-е годы. Боевики ИГИЛа захватили его 11 июня, и, по различным сведениям, на нем могло храниться около двух с половиной тысяч захороненных отравляющих химических зарядов с зарином. Британские военные эксперты допускали, что специалисты ИГИЛа в состоянии если не использовать снаряженное химическое оружие, то по крайней мере из имеющегося в нем зарина и иприта соорудить собственные взрывающиеся боеприпасы, отмечая, что у «Исламского государства» есть уже опыт работы с химическим оружием в Сирии.

В подобных новостях порой трудно отличить правду от информационной войны: как известно, именно под предлогом наличия химического оружия у Саддама Хусейна администрация Буша начала в 2003 году операцию против Ирака, однако международным экспертам так и не удалось найти запасы оружия массового поражения, заводы и склады с химическим оружием, как считается, были разрушены еще в 1990-е годы, после первой войны в Заливе. 

Но в случае с химическим оружием лучше быть более подозрительным. Многие химические соединения, такие как хлор, широко применяются в промышленном производстве, а одно из самых опасных отравляющих веществ – зарин – является близким родственником распространенных инсектицидов, используемых против саранчи. Имеются сообщения о том, что еще год назад спецслужбы в Ираке обезвредили лаборатории, которые изготавливали зарин кустарным способом. По крайней мере это возможно, стоит вспомнить известный теракт с применением кустарного зарина в токийском метро.  

Можно предположить, что у ИГИЛа может быть химическое оружие, которое оно в состоянии применить против противников. И тут возникает важный технический вопрос: насколько в принципе на территории нового государства оправдано применение химического оружия? 

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно обратиться к сложной истории применения химического оружия в прошлом веке: почему его применяли в Первой мировой, не применяли во Второй, но потом вновь стали использовать на Ближнем Востоке в конце столетия?

Десакрализация войны

Существует военная легенда, согласно которой британскому флотоводцу, в годы Крымской войны предложившему окутать противника дымом от горящей серы, чтобы помешать целиться, перестали пожимать руку. Потому что это было недостойно благородного человека. Сто лет назад немецкий химический гений Фриц Габер уже вовсю разрабатывал химическое оружие, которое было впервые применено против французов в 1915 году на Западном фронте. В годы Гражданской войны химические атаки Красной армии против тамбовского восстания уже особо никого не удивляли – к тому времени химическое оружие уже отравило сотни тысяч человек на фронтах Великой войны.

В 1920–1930-е годы мир готовился к новой химической войне, но она не случилась. Есть много теорий, почему Гитлер не применил химическое оружие, но вряд ли он боялся возмездия: в конце войны он сказал, что немцы достойны быть уничтоженными, если они не смогли победить. Жалеть ему в конце войны было некого. Тем не менее химоружие не применили. А вот Саддам Хусейн химическое оружие использовал – и в годы войны с Ираном, и против своих курдов в 1988 году. 

80-е годы ХХ века, в СССР перестройка, солдат иранской армии в ожидании химической атаки иракцев

Что изменилось в самой машине войны?