Россия

«Бригада» с поправкой на ФСБ. Почему в России уже невозможен криминальный эпос

100% 7 52 13

Власть взялась за тело. Как население России превратилось в ресурс

101% 23 164 16

Учите матчасть. Как Путин возрождает советскую математику в России

67% 9 38 4

The Times против «Маши и Медведя». Обвинение в пропаганде как подарок пропагандистам

162% 18 59 9

«Проблема Навального». Как внесистемная оппозиция может стать системной

130% 9 116 3

«Путин вор» на доске. Школьные видео как новое медиа

220% 41 73 38

От безумных запретов к рациональному грабежу. Законодательные тренды посткрымской России

197% 35 269 11

Спорная фигура. Солженицын и власть

109% 8 95 4

Кант против Василевского. Что говорит о стране переименование аэропортов

134% 21 90 3

Чужая война. Почему Первая мировая ничего не значит для современной России

Сопротивление исторического материала всегда сильнее политических устремлений власти
239% 53 134 14

«Интернационализм и космополитизм сейчас непопулярны». Есть ли в России национальное единство?

Владимир Малахов о лукавстве националистов, бюрократических утопиях и консервативном повороте
42% 16 55 4

Жизнь после побед. Как работает спортивный национализм в России?

Спортивные мегасобытия в целях национального строительства используют многие страны, но в чем особенность этого процесса в России после Мундиаля-2018?
24% 1 18 5

От Колпакова до Клейменова. Новая жизнь российского медиапространства

Режим никогда не был другом свободной прессы, но в роли ее покровителя он теперь чувствует себя вполне комфортно
183% 30 58 29

Брайан Тейлор: «Самый главный вызов еще впереди - это 2021 год»

Интервью с американским политологом и автором книги «Код путинизма» о причинах последних провалов российских спецслужб и о том, стоит ли ждать серьезных перемен в системе управления страной.
167% 8 55 13