Мир

Смесь эмпатии и твердости. Чему Макрон мог бы поучиться у Обамы

68% 7 30 4

Орки – тоже люди. Почему Толкина обвиняют в расизме?

69% 27 60 6

Винный вор. Как ассистент главы Goldman Sachs обокрал его на миллион долларов

90% 4 47 5

Слезы в опенспейсе. Можно ли плакать на рабочем месте

21% 0 14 9

Заговор взрослых. Надо ли разоблачать Деда Мороза?

51% 6 42 2

В Европе все чаще отменяют плату за проезд. Кто тогда платит за работу общественного транспорта?

91% 12 74 1

«Annegret kann Kanzler». Сможет ли новый лидер ХДС стать канцлером?

29% 16 28 1

Русский след, сомнительные требования. Что происходит с французскими протестами прямо сейчас

106% 6 49 1

Постреволюционное большинство. Никол Пашинян получил полный контроль над парламентом

85% 6 54 1

«Мы изъяли еду и передали в психбольницу». Как в Таджикистане насаждают бережливость

Постсоветская страна объявила расточительство вне закона. Чем это обернулось
70% 7 51 1

Чавес 2.0? Что нужно знать о новом президенте Мексики

Критики называют его угрозой либеральной демократии, но Лопес Обрадор понимает неизбежность сотрудничества с США и бизнес-элитой
73% 7 42 6

Ракетный кризис. Начнется ли новая гонка вооружений?

США и НАТО обвиняют Россию в нарушении Договора РМСД и выходят из него
115% 27 134 1

«Вечеринка продолжится без меня». Что говорят люди, которым осталось жить несколько месяцев

Пятеро неизлечимо больных – о том, что изменилось после диагноза
104% 4 106 1

Протестующие одержали первую тактическую победу над Макроном. Что дальше?

Президент-технократ отказывается от диалога с улицей, забывая, что именно недовольство системой привело его в Елисейский дворец
74% 6 38 2