Фотограф Фаина Шульман (Фейга Лазебник) с партизанами отряда «Бригада Молотова» (Налибокская пуща, Беларусь, декабрь 1944 года). Шульман удалось бежать из гетто в местечке Ленин и присоединиться к партизанам; ее снимки —  единственные известные фотодокументы, сделанные непосредственно участником партизанского отряда. Вся семья Шульман погибла в гетто в 1942 году.

Фотограф Фаина Шульман (Фейга Лазебник) с партизанами отряда «Бригада Молотова» (Налибокская пуща, Беларусь, декабрь 1944 года). Шульман удалось бежать из гетто в местечке Ленин и присоединиться к партизанам; ее снимки — единственные известные фотодокументы, сделанные непосредственно участником партизанского отряда. Вся семья Шульман погибла в гетто в 1942 году.

Фото: колоризованная фотография Cassowary Colorizations / flickr.com

Еще в 1959 году польско-еврейский историк Марк Бер Бернард (1908–1966) отмечал, что эпизоды еврейского сопротивления в годы Холокоста почти всегда воспринимаются как чудо, редчайшие неземные явления, с трудом поддающиеся историческому анализу. Это восприятие во многом сохраняется и по сей день. Но на самом деле еврейское неповиновение было во время войны повсеместным, оно проявлялось множеством способов, и его оказывали самые разные люди.

Я впервые столкнулась с этой темой несколько лет назад, когда мне в руки случайно попал сборник текстов на идиш, написанных молодыми польскими еврейками, участницами восстаний против нацистов. Эти «девушки из гетто» давали взятки охранникам-гестаповцам, прятали револьверы в банках из-под мармелада и голыми руками рыли подземные укрытия. А некоторые из них с помощью самодельных взрывных устройств пускали под откос немецкие поезда.

Джуди Баталион – американо-канадский историк, журналистка и писательница. В авторецензии на портале History News Network – историческом онлайн-журнале Университета Джорджа Вашингтона – она рассказывает о своей новой книге «Свет дней: нерассказанная история женщин – бойцов сопротивления в гитлеровских гетто». Перевод колонки публикуется с любезного разрешения журнала.

Я была ошеломлена. Как так получилось, что я – еврейская писательница, родившаяся в семье, пережившей Холокост (и при этом квалифицированный историк, имеющий степень Ph.D в области феминистского искусства), – ничего не знаю об этой части истории еврейского народа?