Александр Петриков специально для «Кашина»

30 апреля 1968 года в Москве вышел первый номер «Хроники текущих событий». Неподцензурный машинописный бюллетень о политических репрессиях в СССР, задуманный советскими диссидентами как правозащитная институция и ставший в конце концов главным символом всего диссидентского движения – когда Андропов, придя к власти, закрутил гайки, прекращение издания «Хроники» стало рубежной точкой – издавать ее стало некому, всех посадили или запугали, диссидентское движение фактически закончилось, было задавлено за два года до перестройки.

Когда-то я брал интервью у редактора первых выпусков «Хроники» (и участницы демонстрации на Красной площади после ввода войск в Чехословакию) Натальи Горбаневской и, имея в виду особенности наших нулевых, когда антипутинские медиа никак не мешали авторитаризму, я спросил ее, каким бы был Советский союз, если бы его вожди вели себя, как Путин, и не мешали «Хронике» – она бы лежала в киосках, была бы иллюзия свободы, режим был бы устойчивее. Горбаневская ответила: «Хорошо, представим, что „Хроника“ продается в киосках – даже если тиражом тысяча экземпляров или даже двести. Что это значит? Это значит, что за „Хронику“ никого больше не сажают. Это значит, что „Хронике“ уже не о чем и не о ком писать. Если бы „Хроника“ продавалась в киосках, это была бы уже совсем другая страна».