Начнем с Гоголя. «Мертвые души». Чичиков подъезжает к дому Собакевича.

«Подъезжая к крыльцу, заметил он выглянувшие из окна почти в одно время два лица: женское, в чепце, узкое, длинное, как огурец, и мужское, круглое, широкое, как молдаванские тыквы, называемые горлянками, из которых делают на Руси балалайки, двухструнные легкие балалайки, красу и потеху ухватливого двадцатилетнего парня, мигача и щеголя, и подмигивающего и посвистывающего на белогрудых и белошейных девиц, собравшихся послушать его тихоструйного треньканья.»

Балалайка у Гоголя, мягко говоря, совсем не похожа на привычный нам символ русской народной музыки. Ни по форме, ни по материалу, ни по музыкальному ладу. Для него это двухструнный инструмент, сделанный из продолговатой тыквы (горлянки или, по-научному, лагенарии обыкновенной). А ведь Гоголь не такой древний писатель. «Мертвые души» он начал писать в 1835 году.

Примерно в это же время появляется одно из первых изображений балалайки в русской живописи – на картине Петра Заболотского «Мальчик с балалайкой».

Петр Заболотский «Мальчик с балалайкой». 1835 год. Государственный Русский музей

Тут у нее три струны и все таки деревянный корпус, но округлой формы и скорее напоминает не нашу балалайку, а упрощенную лютню или ту же русскую домру.

Так что же такое наша привычная балалайка? Откуда она взялась и как все это связано с русским народом, его культурой и историей?

Если кратко, то ее создал в середине 80-х годов XIX века конкретный человек – выдающийся деятель русской музыкальной культуры рубежа веков Василий Андреев. А если подробно, то попробуем разобраться.