Кадр из фильма «Кролик Джоджо». Фото: Walt Disney Studios Motion Pictures и HBO Max

Кадр из фильма «Кролик Джоджо». Фото: Walt Disney Studios Motion Pictures и HBO Max

В начале июля Владимир Путин подписал закон о запрете демонстрировать изображения лидеров нацистской Германии и распространять атрибутику, отсылающую к Третьему рейху. Демонстрация осужденных Нюрнбергским трибуналом военных преступников теперь считается оскорблением многонационального народа и памяти о военных жертвах. Записи выступлений нацистских политиков приравниваются к экстремистским материалам.

Формулировка закона предполагает, что показывать фото Гитлера, Геринга и Риббентропа все-таки можно, но только в случаях, «когда формируется негативное отношение к идеологии нацизма и отсутствуют признаки его пропаганды и оправдания». Уточнение кажется расплывчатым и сумбурным. Например, означает ли оно, что материал о детстве кого-то из лидеров нацистской Германии теперь нельзя сопровождать иллюстрациями, если там нет гневного отступления на тему военных преступлений героя текста?

Достаточно ли для формирования «негативного отношения» придерживаться исторических фактов? Или необходимо использовать красочные эпитеты и риторические приемы, чтобы даже у самых несообразительных читателей не возникло сомнений в том, что Гитлер — организатор массовых убийств и геноцида, а его государство было рассадником ненависти? Нужно ли признавать экстремистской книгу, если ее автор приходит к выводу, что многие руководители нацистской Германии обладали высоким интеллектом, а некоторые из них оказались еще и достойными собеседниками?