Фото: Unsplash.com

Фото: Unsplash.com

Предыдущие версии Стратегии национальной безопасности (2009 и 2015) были управленческими документами. Они предназначались для руководителей органов государственной власти и были написаны соответствующим – канцелярским – языком. В утвержденной 2 июля этого года новой версии Стратегии все иначе. В ней не сказано, для кого она предназначена и зачем нужна. А место канцелярита занял пышный слог решений съездов КПСС второй половины прошлого века. Главная функция нового документа не управленческая, а декларативная. Все причастные к государственной власти должны с ним ознакомиться, чтобы воспроизводить нужные идеологемы публично, демонстрируя свою лояльность.

Вместо описания стратегии национальной безопасности нам предлагают изложение новой государственной идеологии (национальной идеи). Точнее, перед нами новое понимание высшим политическим руководством России национальной безопасности, основанной не на прагматике государственного управления, а на идеологии. Преданные идее граждане должны сплотиться вокруг руководства страны, сохраняя гражданский мир, и трудиться ради обеспечения лидерства отечества в новом миропорядке.

Да, то, чего так боялась либеральная интеллигенция, произошло: в России появилась новая государственная идеология. Во всяком случае, государство объявило о ее появлении.