Владимир Путин и военное руководство РФ

Владимир Путин и военное руководство РФ

Фото: Alexei Druzhinin/Kremlin Pool/Global Look Press

Кто не встречался в досетевую эпоху с загадочными картинками? В хаосе линий, изображающих нечто заурядное: сад или городскую улицу — следовало опознать играющих лисят, злого волка или шпиона с поднятым воротником в шляпе. Найти их на контурном рисунке совсем не просто. Сегодня роль контурных арабесок выполняют текущие новости. То президент с министром обороны едут на Алтай любоваться видами, а вернувшись, запускают военный кризис, самый опасный со времен Карибского. То отряды «Вагнер» грудью встают на спасение президента Мали от подданных. То еще что-то, связанное с возможностью убивать.

Я давно хочу написать что-то о будущей, полагаю, близкой войне, куда втянется российская Система. Но откладывал, ведь в мирное время война фантастична. Читатель романа Сорокина «Доктор Гарин» бездумно пробежит постельные сцены героев, у которых после войн XXI века — одна нога на двоих. Секс в послевоенной Сибири сопровождается позвякиванием протезов.

Точки расплываются в войны

Система РФ возникла и 30 лет обитает в войне. В конце перестройки по окраинам СССР высыпали горячие точки боевых конфликтов. Некоторые разгорались нешуточно — армяно-азербайджанская война 1990–93 годов, гражданская война в Таджикистане 1990-х, осетинский и грузино-абхазский конфликт. В Приднестровье стороны действовали образцово зверски, пока генерал Лебедь со своей армией их варварски не подавил.

Мир провозглашали, но он не решал проблем, из-за которых возникла война. Культура насилия расцветала и монетизировалась. Тренировочные полигоны горячих точек вскармливали кадры для будущих войн. Шамиль Басаев играл в футбол отрубленными головами грузин в Абхазии. Среди окопов сновали курьеры с сумками наличности — бесцельные войны оплачиваются особенно щедро.

Мининдел Козырев придумал доктрину «ближнего зарубежья» для обслуживания амбиций России в горячих точках, месторождениях ада на земле. После 1993 года, когда расстрел Белого дома заменил обещанные перевыборы президента, насилие стало регалией Системы РФ. Оно уже не эксцесс: насильник входит в элиту, и им восхищаются, как тургеневские девушки военной выправкой. Генерала саперных лопаток Родионова-Тбилисского Александр Лебедь, назвав «элитным генералом», сделал министром обороны.

Война с Чеченской республикой опрокинула ситуацию. Телевидение привело кавказскую бойню в каждый дом, а спустя полгода войны Шамиль Басаев тряхнул Россией в Буденновске. Буденновский теракт открыл, как послать в нокаут стомиллионную страну при помощи трех-пяти КАМАЗов. Басаев привел Россию к войнам будущего раньше, чем Усама бен Ладен то же сделал с США.

Война в Чечне стала вахтовой: милицию отправляли из регионов на войну с задачей быстрее озвереть и вернуться. Прежняя милиция перестала существовать: это очень заметно на фото милиционеров до и после Чечни. Пытка, похищение и выкуп вошли в милицейский стандарт. Россия все явственнее управлялась чрезвычайными методами, просачивавшимися сквозь войну в управление. Впрочем, милицейское воинство чеченцы разбили, и Лебедь подписал капитуляцию в Хасавюрте.