Задержания ЛГБТ-активисток на несанкцианированной акции, 2013 год. На фото: Елена Костюченко

Задержания ЛГБТ-активисток на несанкцианированной акции, 2013 год. На фото: Елена Костюченко

Facebook* Елены Костюченко (* – Meta – соцсеть, признанная экстремистской и запрещённая на территории РФ)

В начале июня в Госдуму внесли законопроект об ужесточении наказания за пропаганду ЛГБТ. Идея выступивших с инициативой депутатов Севастопольского заксобрания заключалась в том, чтобы наказывать штрафами до 10 миллионов рублей тех, кто «навязывает вызывающую интерес информацию» к теме секс-меньшинств. От уже действующего закона этот отличался бы тем, что ограждать от зловредной пропаганды народные избранники вознамерились не только несовершеннолетних, а вообще всех.

История увязла на стадии рассмотрения, но составители проекта использовали несколько примечательных формулировок, по которым можно понять многое не только об усилении гомофобных настроений в России, но и об инструментах воздействия на общество, которые помогают укрепляться действующему режиму.

«Угрозы, возникающие при навязывании чужих стандартов, взламывающих общепринятый образ жизни в сфере семьи и брака, заставляют задуматься о необходимости защиты культуры большинства, — объясняют свое праведное устремление депутаты. — Распространение лицом своих убеждений и предпочтений, касающихся сексуальной ориентации, не должно ущемлять достоинство других лиц и ставить под сомнение общественную нравственность в ее понимании, сложившемся в российском обществе».

Самое примечательное словосочетание здесь — «необходимость защиты культуры большинства». Оно кажется абсурдным: вроде бы в демократических государствах (а Россия таковым пока что считается хотя бы формально) принято защищать весь народ, независимо от политических и сексуальных предпочтений, а в защите со стороны власти особенно нуждается не большинство, а меньшинство. Те, кого больше, и так занимают более сильную позицию. Они диктуют свою волю на выборах, теоретически могут влиять на позицию партийцев и в целом формируют комфортную для себя среду.

Интересы меньшинства при этом могут оказаться на втором плане — именно его защите следует уделять особое внимание, чтобы население не поделилось на праведников и изгоев. Иначе легко скатиться в тиранию большинства: ситуацию, когда основная часть населения негласно провозглашается «правильной» и ставится на ступень выше, чем меньшинство, расходящееся с согражданами по политическим или другим вопросам.

Сложившийся вокруг российской власти дискурс функционирует именно так: он предполагает, что главная и единственная задача государства — защита большинства, которому со всех сторон регулярно угрожают.

Парадоксальным образом получается, что слабую позицию в России занимает именно многочисленная часть населения. Коварное меньшинство постоянно пытается задеть, оскорбить или совратить скромных и беспомощных соотечественников.