Геннадий Тимченко / kremlin.ru

Российские бизнес-элиты, попавшие под санкции, не оставляют попыток оспорить их в западных судах. На неделе очередным — и явно не последним — участником списка таких истцов оказался миллиардер Александр Абрамов. Бизнесмен требует снять с него санкции, которые были введены Австралией в середине апреля (по словам адвоката, ответчицей по иску выступает экс-министр иностранных дел, а ныне австралийский сенатор Марис Пейн). Утверждается, что санкции нанесли серьезный ущерб репутации миллиардера, а юридические последствия привели к финансовым потерям — негативно сказавшись на сделках Абрамова в Новой Зеландии.

Абрамов, совладелец горно-металлургического холдинга Evraz, является партнером Романа Абрамовича, который тоже активно тратит деньги на адвокатов — делая это наряду с Петром Авеным, Алишером Усмановым, Михаилом Фридманом, Игорем Шуваловым, Геннадием Тимченко и другими. В середине июля Bloomberg сообщил, что всего около трех десятков влиятельных россиян обратились в суд и еще около 10 человек — напрямую в ЕС с требованием снять с них ограничения. Юристы надеются убедить суд, что санкции в отношении их клиентов могли быть введены без веских на то оснований.

Разумеется, у каждого своя стратегия. Сооснователь «Альфа-групп» Михаил Фридман и бывший руководитель Альфа-банка Петр Авен намерены доказать, что не имеют отношение к секторам экономики, которые «обеспечивают значительный источник дохода для правительства Российской Федерации», выяснила The Wall Street Journal.

Петр Авен / kremlin.ru

Роман Абрамович, с прошлого года обладатель португальского паспорта, напирает на то, что санкции нарушают его «основные права, защищаемые ЕС, членом которого является Португалия». По данным издания, он добивается возмещения причиненного ему ущерба, а полученные средства готов перечислить в благотворительный фонд в помощь «жертвам военных действий».

Алишер Усманов и его сестра Гульбахар Исмаилова, в свою очередь, пытаются доказать, что не поддерживали «спецоперацию» и требуют выплатить им $20 тысяч для покрытия судебных издержек.

Геннадий Тимченко и Аркадий Ротенберг / kremlin.ru

В своем решении наложить санкции европейские власти ошибаются в оценке отношений Геннадия Тимченко с президентом Владимиром Путиным, настаивают адвокаты бизнесмена («Мы знакомы уже много лет, периодически встречаемся, — рассказывал сам Тимченко в своем первом интервью русскому Forbes десятилетней давности). Кроме того, у Тимченко, как и у Абрамовича, есть второе гражданство европейской страны — Финляндии.

«Я как европейский гражданин вряд ли попаду в этот список [персональных санкций ЕС], — заявил бизнесмен в 2015 году. — Как европейский гражданин я буду требовать, на каких основаниях меня включили в этот список. Я боюсь, что им нечем будет ответить, поэтому суд любой в Европе я выиграю».

Вводя санкции против олигархов и руководителей крупных российских госкомпаний власти США, стран Евросоюза и других государств рассчитывали (и, видимо, до сих пор рассчитывают) посеять смуту, увеличить внутреннее давление на Кремль, максимально повысить цену сотрудничества с режимом. И с учетом финансовых потерь, которые в этом случае несут богатейшие люди страны, нельзя не признать, что в подобном плане есть своя логика и смысл. Нет в нем лишь одного — понимания, «как устроена Россия», растолковывал Михаил Фридман западным журналистам еще в марте:

«Если ответственные лица в ЕС считают, что из-за санкций я могу подойти к господину Путину и сказать ему, чтобы он прекратил военные действия, и это сработает, то, боюсь, у нас у всех большие проблемы».

Михаил Фридман и Алишер Усманов / kremlin.ru

Остается только судиться. Однако и здесь шансы на победу не стоит преувеличивать, учитывая опыт предыдущих исков подобного рода (от Аркадия Ротенберга или Олега Дерипаски), международную репутацию России и ее истеблишмента после 24 февраля. Характерно, что британские юридические фирмы, которые прежде зарабатывали состояния на российских делах (Высокий суд Лондона, как известно, пользовался особой популярностью у истцов из РФ), теперь подходят к ним с предельной осторожностью, тщательно проверяя клиентов — независимо от того, под санкциями те или нет. В свежих Хрониках госкапитализма:

Госселекция. «Мы все время жили на иностранных семенах»