Владелец инвестиционного фонда Hermitage Capital Уильям Браудер

Фото: Remy de la Mauviniere, AP/TASS

Юрист фонда Hermitage Capital Сергей Магнитский умер в СИЗО «Матросская Тишина» в ноябре 2009 года. С тех пор глава фонда Билл Браудер в совершенстве освоил искусство политического лоббизма: провел «закон имени Магнитского» через американский Конгресс, а сама фамилия Магнитского стала нарицательной. В этом году вышла автобиографическая книга Билла Браудера «Красный циркуляр». В ней финансист и инвестор рассказывает все с самого начала: как стал инвестором, как приехал в Россию, как построил свой инвестфонд и, наконец, как этот фонд стал жертвой криминальной аферы, которая обошлась государственному бюджету в $230 млн и стоила жизни Сергею Магнитскому.

Книга «Красный циркуляр» уже доступна и на русском языке на сайтах Amazon и Google Books. Slon Magazine предлагает вашему вниманию небольшие ее фрагменты, а также интервью с Биллом Браудером – о том, почему книги нет в России, что можно будет считать победой в «деле Магнитского», как идет расследование его смерти и почему сам Браудер продолжает опасаться за свою жизнь.

•••

Это очень увлекательная книга, она должна стать бестселлером. Очевидно, это часть вашей кампании в рамках «дела Магнитского». Как ее приняла публика?

– Книга действительно стала бестселлером. После выхода в свет она возглавила рейтинги ведущего международного издания The New York Times: номер один – в жанре «детективы», вторая – в жанре «триллеры», третья – в книгах по бизнесу и шестая в разделе «политика». Так что ее очень хорошо читают самые разные люди. Она уже стала одной из самых популярных не только в Соединенных Штатах, но также и в Англии, Новой Зеландии, Голландии, Швеции.

Выпуская книгу, естественно, мы хотели, чтобы с ней познакомилось как можно больше читателей. Но также было очень важно заинтересовать их прочитать ее на одном дыхании до конца. Дело в том, что по тем или иным причинам многие книги люди просто не дочитывают. Но, судя по отзывам, мне кажется, что, если вы прочтете первые 10 страниц, вы уже не сможете не дочитать ее до конца.

Если же говорить в целом о кампании, то она имеет три составляющие части. Есть политическая часть: «закон Магнитского» успешно прошел в Конгрессе США, и сегодня мы работаем над тем, чтобы аналогичные законы были приняты в Европе, Канаде, Австралии и других странах. Продолжается расследование: мы хотим добиться справедливости в отношении тех, кто нагрел руки на этом преступлении – хищении миллиардов у россиян и убийстве Сергея Магнитского. Мы взаимодействуем в этом вопросе с правоохранительными органами многих стран.

И, наконец, есть процесс общения. Поначалу мы тесно работали с печатными и электронными СМИ. И действительно, было очень много написано о том, что с нами произошло. Но, к моему сожалению, не так уж много людей на самом деле читают газеты, а если и читают, то вероятность того, что они потратят на статью больше 45 секунд, чрезвычайно мала. Я заметил, что даже поистине драматичная история оставляет большинство людей равнодушными, будучи опубликованной в газетах. Тогда-то я и начал думать о том, что еще мы можем предпринять, чтобы достучаться до каждого. Мы подготовили несколько десятиминутных видеороликов – о материальных благах лиц, так или иначе причастных к указанным преступлениям. Судя по просмотрам – кажется, их уже более 2,5 млн, – они имели успех и открыли глаза многим. Но все же речь идет о 10 минутах времени, которого явно недостаточно, чтобы полностью понять, что произошло. Это привело меня к идее о книге, которой читатель уделит 10–14 часов своего времени.

Вот вы это рассказываете, а я как будто уже читаю следующую главу.

– Очень важно, чтобы книга была захватывающей и поглощающей. Я сам часто не могу дочитать книги до конца. К примеру, в моей спальне на полке стоят несколько десятков книг, в которых я осилил не больше 30 страниц. Поэтому, работая над книгой, я старался сделать ее не скучной. Написать «Красный циркуляр» для меня было труднее, чем организовать инвестиционный бизнес или продвигать идею закона в Вашингтоне. Труднее – потому что я должен был быть уверен, что ее прочтут.

– Читая книгу, я понял, что кампанию по «делу Магнитского» вы ведете так же, как, например, боролись с мажоритарным акционером «Сиданко» в 1998 году или потом с «Газпромом»: добиваетесь максимальной публичности. Вы прекрасный коммуникатор.

– Это сочетание нескольких факторов. Во-первых, я отдаю этой борьбе все свои силы. И, будучи человеком неленивым, стараюсь делать все последовательно и профессионально. Во-вторых, я все делаю публично.

– А что вообще можно будет считать окончательным успехом в этой вашей борьбе?

– Мы стремимся добиться справедливости в отношении Сергея Магнитского в России. И, по-видимому, единственная остающаяся возможность – будущий трибунал о совершенном против него преступлении, и его смогут провести независимые от нынешнего политического режима люди. Это обязательно произойдет. Я надеюсь, что трибунал по «делу Магнитского» будет одним из первых таких трибуналов в России и что те, кто тем или иным образом был причастен к его пыткам и убийству, будут призваны к ответу. Это совершенно ясная и сфокусированная цель.

Но есть и более широкий горизонт. Сергей Магнитский отдал жизнь за свои идеалы – за свой патриотизм, за свою прямоту и честность. Я несу за случившееся личную ответственность, потому что если бы он не был моим юристом, он был бы сегодня жив. И я очень хочу, чтобы его имя стало наследием, чтобы его смерть не стала бы некой статистической единицей в ряду тех многих ужасных российских трагедий. Чтобы молодое поколение россиян знало его имя и гордилось тем, что у них был такой великий соотечественник. Один мой друг, прочитав «Красный циркуляр», сказал: «Пока Сергею не поставят памятник в России, эта книга будет служить ему литературным памятником».

– В книге много новых деталей. Крупные чиновники мелькают, но в эпизодах. Но новые имена не звучат, и вы так и не раскрываете, кто стоит за этой аферой на более высоком уровне. Почему?

– Мы публично говорим об известной нам информации… какие из нее следуют выводы и какие еще существуют доказательства – это могут устанавливать правительства в разных странах, которые ведут свои расследования. Книга важна не тем, что здесь названы все имена, а тем, что в ней доступно рассказана вся история. Моя целевая аудитория – те, кто про эту историю ничего не знает. Кроме того, читателю интересно узнать про Россию то, что мы называем «внутренней кухней».

– И тем не менее. По сути, уже года два как минимум вы не публикуете новую информацию. Последние разоблачения связаны с именем погибшего Александра Перепеличного (бизнесмена, переехавшего в Лондон в 2009 году и передавшего Браудеру информацию о западных счетах Ольги и Владлена Степановых).

– Как я уже сказал, важно не мешать правоохранительным органам различных стран вести расследования. Это уже за рамками нашей деятельности.

Фрагмент из книги. «Перепеличный поднял чашку и сделал глоток. Поставил чашку на место. Оба теперь молча смотрели друг на друга в неуютной тишине. Затем Перепеличный сказал: “Я связался с вами, посмотрев видеоролики про Кузнецова и Карпова. Смерть Магнитского – это шок. Все русские терпят коррупцию, но замучить невинного человека до смерти – это беспредел”. Ерунда, подумал Джейми (Файерстоун. – Ред.). Он знал, что большинство русских не размышляют столь высокопарно. В России всегда все про деньги: заработать, сохранить и сделать так, чтобы никто их потом не забрал. Джейми понятия не имел, что на самом деле нужно Перепеличному, но был уверен, что тот сейчас сидел напротив вовсе не потому, что его так взволновала смерть Сергея.– Информация, которую вы прислали по электронной почте, хорошая, но недостаточная, – сказал Джейми, – у вас есть еще документы?– Да, но не с собой, – ответил Перепеличный».