Полицейский стоит на страже, у двери резиденции премьер-министра на Даунинг-стрит 10.

Фото: REUTERS / Dylan Martinez

Великобритания сыграла огромную роль в строительстве мира, в котором мы сейчас живем: триста лет назад она стала первой индустриальной экономикой, а затем превратилась в первую сверхдержаву на нашей планете. Ее колонизаторы изменили границы стран и культуры, а влияние Лондона распространилось на все части света. Однако последние годы свидетельствуют о серьезной перемене: Британия, по сути, сложила с себя полномочия великой державы, пишет в своей колонке в Washington Post влиятельный американский журналист и политаналитик Фарид Закария.

В минувший понедельник в своей первой крупной речи после переизбрания премьер-министром Соединенного Королевства Дэвид Кэмерон говорил не о том, что мир обсуждает сегодня, – о возможном выходе Греции из еврозоны, угрозе ИГИЛа или воинствующей России. Кэмерон предпочел говорить о том, что британские больницы должны принимать больше пациентов в выходные. По мнению Закарии, это лишь один из признаков того, что британская политика стала чересчур локальной и узкой.

В ближайшие годы, продолжает колумнист, численность армии Великобритании по плану правительства должна сократиться до 82 тысяч человек. Согласно отчету Королевского объединенного института оборонных исследований, вследствие урезания финансирования в вооруженных силах может остаться до 50 тысяч человек – то есть численность армии опустится до самого низкого за прошедшие 250 лет уровня, как заметила британская Telegraph. Примерно такую же численность имеет полиция Нью-Йорка. Сокращение оборонного бюджета ведет к непропорционально большей потере военной мощи, и это заметно уже сейчас, пишет Закария: самолеты Военно-воздушного флота Великобритании разработаны 30 лет назад и на поколение отстали от F-22, используемых США, а Военно-морской флот, который когда-то правил морями, обходится вообще без авианосцев (два гигантских корабля сейчас строятся, первый из них должен быть спущен на воду в 2016 году).

Урезается не только военный бюджет, отмечает колумнист, но и расходы на другие инструменты британского влияния в мире. За пять лет первого срока Кэмерона в качестве главы правительства бюджет Министерства иностранных дел был уменьшен более чем на четверть, и в будущем вероятно продолжение этой тенденции. Сокращение финансирования BBC World Service – самого, возможно, влиятельного элемента публичной дипломатии королевства – заставило организацию закрыть новостные службы на пяти языках и выпустить предостережение о том, что место BBC в мировом медиапространстве могут занять Russia Today и al-Jazeera.

Помимо всего прочего, продолжает аналитик, Лондон все чаще колеблется, когда дело начинает касаться важных внешнеполитических вопросов, будь то усиление санкций против России, торговые соглашения с Китаем, использование военной силы на Ближнем Востоке или укрепление отношений с остальной частью Европы.

Все это важно для мира, в котором мы живем, потому что как раз позиция Великобритании – умная, заинтересованная и дальновидная – до сих пор укрепляла и поддерживала сложившуюся международную систему, считает Закария. Королевство и сейчас остается страной со способностями, богатой историей и возможностями, достаточными для того, чтобы формировать мировой порядок. Именно поэтому уход Великобритании в себя, в свои внутренние проблемы станет трагедией как для нее самой, так и для всех нас, предупреждает колумнист.