Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф на пресс-конференции в Вене.

REUTERS / Leonhard Foeger

Соглашение с Ираном, подписанное во вторник в Вене, – историческое. В первую очередь для России. Оно может оказаться последним, в котором Россия задействована как великая держава. Мы должны сказать Ирану большое спасибо за то, что он, затягивая переговоры и проявляя неуступчивость, продлевал наше членство в мировом элитном клубе. Вполне возможно, что иранская ядерная программа – это последняя серьезная мировая проблема, которую решали вместе с нами.

Министр обороны США Роберт Гейтс и Владимир Путин перед конференцией в Мюнхене

REUTERS / Defense Dept. photo / Cherie A. Thurlby

Последние восемь лет (с мюнхенской речи Владимира Путина) одной из самых главных идей российской внешней политики является новый договор о глобальной безопасности. Его иногда называют Ялта-2 или Хельсинки-2. Такое весомое доказательство, что весь мир уважает Россию, считает ее одним из столпов мироустройства и гарантов миропорядка, а также одним из полюсов многополярного мира. Старый совет директоров, управлявший некогда корпорацией «Мир» – то есть Совбез ООН, больше ничем не управляет. Поэтому, говорил Владимир Путин в Мюнхене в 2007 году, и потом повторял за ним Дмитрий Медведев в 2008-м, надо сформировать новый совет директоров по управлению миром, и Россия требует себе места в нем.

Причина выросшей до небес российской ненависти к НАТО – это то, что в Кремле были уверены, что новым «советом директоров» по решению мировых проблем станет именно Североатлантический альянс

И вот ведь проблема. Почти никто на это предложение не обратил никакого внимания. Даже для видимости. Никто не сказал: давайте позовем Владимира Путина заседать в мировом правительстве, быть нашим третейским судьей и царем Соломоном.

И в общем-то это случилось вовсе не из неуважения к Владимиру Путину. В первую очередь эффективность таких конструкций, как «всемирный совет директоров», дважды доказала свою неэффективность. Сначала Лига наций – в 1930-е, потом ООН – все время своего существования. И ладно бы во время холодной войны, уже в 1990-е годы Совбез ООН прохлопал все мировые чудовищные трагедии: и Балканы, и геноцид в Руанде, и Афганистан. Идеалистов, которые считали бы, что силами ООН можно реально чего-то достичь, в мире нет.

Важнейшая причина выросшей до небес российской ненависти к НАТО – это то, что в Кремле были уверены, что новым «советом директоров» по решению мировых проблем станет именно Североатлантический альянс. И в начале своего президентства Владимир Путин при каждом удобном случае обсуждал с Джорджем Бушем, когда Россию туда пригласят. Не дождался – и после этого начал предлагать новый глобальный договор и новый глобальный совет директоров.