Металлолом в порту Элизабет, Южная Африка

Металлолом в порту Элизабет, Южная Африка

Universal Images Group via Getty Images

Российская и западная пресса любит писать об экспансии Китая на Африканском континенте. Объектами интересов Китая считаются любые активы: месторождения, земля, недвижимость, заводы и т.д. У читателя создается впечатление, что скоро не останется от всей Африки ни кусочка, на который не положили бы глаз ненасытные граждане Поднебесной.

В этом только доля правды. За последние 10 лет африканско-китайская торговля и инвестиции китайцев в Африку действительно многократно выросли. Но это не все. Китайские инвестиции в Африку состоят из двух компонентов: частного и государственного. Частные инвестиции пока меньше государственных вдвое, но превышают миллиард долларов ежегодно, и их доля растет из года в год. Китайские бизнесмены в африканских странах все больше инвестируют именно в производственный сектор, причем многие закрывают бизнес в Китае (где растет конкуренция и падает рентабельность) и открывают точно такой же, но в Африке.

Россияне будут удивлены, узнав, что у вновь прибывающих китайцев точно такое же представление об Африке и африканском бизнесе, как и у них. Они тоже ожидают увидеть дикую саванну и рассчитывают выменять «золотой самородок размером с лошадиную голову» если не за стеклянные бусы, то за стодолларовую купюру. Китайские «искатели удачи» хотят найти кого-то, кому можно было бы «сунуть» деньги, чтобы этот кто-то организовал им такой бизнес, чтобы получать прибыль вообще без усилий.

Туристы и проходимцы

Сами африканцы называют таких предпринимателей «туристами» и «раздевают» их на любом уровне без зазрения совести. В каждой стране есть, например, свой прайс-лист на организацию встреч с чиновниками разного уровня вплоть до президентов. Многие, включая россиян и китайцев, на это попадаются. «Туристы» – это первая и наименее интересная разновидность китайских бизнесменов. Потеряв несколько тысяч долларов за пару недель, они уезжают обратно.

Вторая разновидность – откровенные проходимцы. Они делятся на две категории.

Первая – те, кто приезжает на Африканский континент уже подготовленным, знающим, чем завлечь и как кинуть местных чиновников и крупных предпринимателей, чаяния которых они узнают из веб-версий местных газет. Они эксплуатируют популярное в Африке представление о том, что «у китайского правительства много денег». Для этого из Китая привозятся «гарантии» и «рекомендации» банков и предприятий с непроизносимыми названиями.

Представление многих россиян о том, что за плечами китайских предпринимателей в Африке стоит государство, далеко от реальности

Бизнес вторых – высасывать деньги из своих же богатых соотечественников, ищущих легких денег за рубежом. Используя дорогие декорации: собственную гостиницу или ресторан в центре столицы какого-либо африканского государства, дорогой джип и т.п., – они приглашают на встречи с вновь прибывшими китайскими бизнесменами пару лощеных чиновников, с которыми изображают доверительно-панибратские отношения. Чиновники обещают предпринимателю все, что он хочет, и за полцены. Очевидно, все расчеты должны происходить через владельца ресторана, который пользуется у чиновников «полным доверием» и будет обеспечивать конфиденциальность сделки.

Третья разновидность – «заводчики», открывающие предприятия по переработке чего-нибудь. Зайдя на их заводы, вы сначала подумаете, что находитесь в китайской провинции Шэндунь, а вовсе не где-нибудь в Центральной Африке. Они могут приехать и с пятьюстами тысячами долларов, и с десятью миллионами.

Четвертая разновидность – «ремесленники», многие из которых приезжают с контейнером старого оборудования и десятком тысяч долларов. Эта категория едва ли не самая распространенная, но при этом самая незаметная. Про нее мы узнали совершенно случайно, столкнувшись с фактом наличия в Уганде и Кении множества китайских мини-пекарен. Об этом более подробно далее.

Пятая разновидность просто привозит из Китая контейнеры с ширпотребом – от мебели и телефонов до бижутерии и биоактивных добавок вроде «китайского чая от ночного пота» (сам читал в аннотации). Эту категорию тихо (без серьезных стычек) ненавидит местное население: такие китайцы отбирают хлеб у самих африканцев, сотни тысяч которых сами занимаются импортом тех же самых товаров из Китая.

В отличие от России, где китайцы активно занимаются сельским хозяйством, в Африке китайцы-фермеры встречаются не часто, несмотря на благоприятный для сельского хозяйства климат. Причина – высокая плотность местного сельского населения. Только в странах вроде ДР Конго, где еще есть хорошие и незанятые сельхозугодья, можно встретить китайские фермы наподобие тех, которых много в Амурской области.

Чтобы проиллюстрировать сделанные выше наблюдения, поделюсь личным опытом взаимодействия с представителями китайского бизнеса всех категорий: от менеджеров государственных мегакорпораций до мелких предпринимателей – за годы работы в Восточной Африке, прежде всего в Уганде.

Эпизод 1. Текстильщица