Нефтяные вышки компании PetroChina в округе Дацин, провинция Хэйлунцзян

Stringer / Reuters

Экономисты разных стран относятся к обвалу нефтяных цен по-разному: в России говорят о снижении стоимости российского экспорта и падении курса рубля, из-за которых меньше денег оказывается и у правительства, и у населения; в США радуются снижению цен на бензин и вытекающему из этого стимулированию потребления (чем меньше денег вы потратите на бензин, тем больше оставите в магазинах, ресторанах и т.п.). Но цены на нефть влияют не только на экономики по всему миру – они отражаются на геополитике. Дорогая нефть поддерживает правительства добывающих России и Ирана, обеспечивает стабильность режимам Ближнего Востока, снабжает доходами экстремистские группировки в Нигерии и Ираке. Журнал Politico Magazine попросил известных экспертов в области энергетики, геополитики и экономики объяснить, какими неочевидными последствиями грозит миру дешевая нефть.

Джон Маклафлин, Школа продвинутых международных исследований имени Пола Нитце при Университете Джонса Хопкинса

«Падение цен на нефть будет одним из поворотных моментов для 2016 года, а может, и в дальнейшем. Стоимость нефти трудно предсказывать, но все указывает на то, что она не будет заметно подниматься и может упасть. Если крупный производитель попробует найти союзника, согласного снизить цены, вне ОПЕК, это запустит эффект “уловки-22”: если цены вырастут, сланцевые компании США снова оживут и быстро вернутся на рынок – и таким образом испортят план по понижению цен.

Политический эффект будет заметнее всего в странах, которые инвестировали миллиарды в социальные программы и субсидии для остановки протестов “арабской весны”. А в России испытанный ответ на экономические проблемы – мобилизация националистических настроений с помощью военных приключений».

Ян Бреммер, президент Eurasia Group

«Геополитически влияние низких цен на нефть сконцентрировано на Ближнем Востоке, где политические структуры хрупки и спонсируются нефтяным богатством. В отсутствие социальных, политических и экономических реформ режимы этого региона столкнутся с прямой угрозой, исходящей изнутри. Что удержит целостность этих стран, а заодно тех, что рассчитывают на их поддержку, когда нефтяные деньги закончатся?»

Гал Люфт, Институт анализа глобальной безопасности (IAGS)

«Мы это уже проходили: в ответ на нефтяной кризис 1970-х цены падали все последующее десятилетие. Но музыка играла недолго – в 1998–2008 годах стоимость нефти выросла в семь раз и запустила глобальный кризис. Это может случиться снова, если мировая экономика стряхнет стагнацию. Пока всемирный транспортный сектор – автомобили, грузовики, корабли, самолеты – завязан на нефти и пока большая часть резервов находится в руках репрессивных режимов, это только вопрос времени – когда нефтяные цены вернутся к трехзначным числам.

Текущая ситуация на рынке нефти имеет потенциал положить начало матери всех нефтяных кризисов».

Дэн Эсти, Йельский университет

«Падение стоимости ископаемого топлива, которое, скорее всего, будет кратковременным, поможет усилить долгосрочные перспективы альтернативных источников энергии. Если проектам по развитию альтернативной энергетики придется сокращать затраты, их технологии станут более конкурентоспособными. Когда услышите, что дешевая нефть означает похороны чистой энергетики, лучше не слишком на это рассчитывайте».

Терри Линн Карл, Стэнфордский университет

«Низкие цены – катализатор глобальных конфликтов. Дешевая нефть влечет огромную потерю доходов и усугубляет бедность, особенно это справедливо для России, Бразилии и Мексики, но верно и для Канады. Там, где стабильность режима основана на “нефтяном пакте” (экономическая выгода в обмен на политическую лояльность или пассивность), низкие цены создают токсичный коктейль из слабой валюты, инфляции, растущей задолженности, бюджетного и торгового дефицита, растущих цен на еду и сокращения важных услуг. Такой мрачный прогноз обычно означает падение хрупких правительств, а иногда и режимов, которые кажутся стабильными.

Не важно, останутся ли нефтяные цены слишком низкими или подскочат, сама по себе их волатильность опасно бьет и по победителям, и по проигравшим, дестабилизирует экономики и политические системы и провоцирует войну. Это убедительный повод поискать новые источники энергии, если уж изменения климата оказалось для этого недостаточно».

Стивен Кинцер, университет Брауна

«Радикальная перекройка глобального энергетического рынка дает Соединенным Штатам заманчивые возможности построить новую внешнюю политику. Десятилетиями мы должны были принимать повестку шейхов Персидского залива, потому что нуждались в их нефти и поддержке в противостоянии Советскому Союзу. Падение цен на нефть (и окончание холодной войны) освободило нас от этих пут. Это идеальное время для США построить свою собственную повестку на Ближнем Востоке – такую, которая будет учитывать наши собственные нужды, а не потребности наших партнеров».

Дэннис Росс, Институт ближневосточной политики в Вашингтоне (WINEP)

«Русские и иранцы определенно пострадают от низких нефтяных цен. Даст ли это России дополнительные причины объединиться с Ираном с целью оказать прямое и непрямое давление на Саудовскую Аравию? Возможно. Это точно стимулирует саудовцев к тому, чтобы сохранять хорошие отношения с США».

Эллиот Абрамс, Совет по международным отношениям (CFR)

«Другая сторона низкой стоимости нефти – то, что она оставляет Ирану и России меньше денег на их игры. Путин видит, как по мере сокращения доходов и ослабления трений между администрацией Обамы и Россией закрывается возможность достичь геополитических побед. Исходя из этого, можно предполагать, что в 2016 году Путин будет особенно агрессивен. Что касается Ирана, то упавшие цены на нефть будут означать, что позитивный эффект от снятия санкций окажется меньше, чем ожидалось, а это вполне может привести к недовольству в обществе. В 2016 и 2017 годах ждите усиления репрессий в Иране».