Адам Шубин.

Адам Шубин.

Gary Cameron / Reuters

До своего разоблачительного заявления в адрес российского президента, прозвучавшего в эфире телеканала BBC и уже квалифицированного Кремлем как официальное обвинение, Адам Шубин не пользовался широкой известностью. Вашингтонский чиновник, на протяжении последних 16 лет работавший в Минюсте и Минфине, не привлекал к себе особого внимания даже в Штатах. Теперь, похоже, ситуация изменилась. Попробуем разобраться, чем примечателен человек, который публично обвинил Владимира Путина в коррупции.

Прежде чем стать исполняющим обязанности замминистра финансов США, Шубин последние девять лет возглавлял Управление по контролю за иностранными активами (OFAC) в рамках более крупной структуры Казначейства – Управления контртеррористической и финансовой разведки (TFI).

Шубин с отличием окончил юрфак Гарварда, после чего работал судебным клерком, адвокатом, а позже получил назначение советником генпрокурора по вопросам терроризма. Перейдя из Минюста в Минфин, Адам сохранил специализацию – противодействие угрозам нацбезопасности США, сосредоточившись при этом на финансовых аспектах деятельности соответствующих организаций и режимов. Он оказался одним из наиболее активных сотрудников TFI – службы, созданной, по его словам, «чтобы объединить под одной крышей массив возможностей разведки, регулирования, правоприменения, а также политики с целью противостоять нашим противникам на финансовом поле битвы».

В орбиту интересов чиновника входили схемы финансирования террористов, отмывания денег (он председательствовал в рабочей группе по оценке его рисков), возможности получения капитала государствами, подозреваемыми в разработке ядерного оружия (прежде всего Ираном), наконец, санкции против стран-изгоев. Замминистра финансов Стюарт Леви характеризовал своего протеже как человека, обладающего «огромными способностями к применению инновационных стратегий борьбы с национальными угрозами». Бывший начальник Шубина в цветистых выражениях, насколько это позволял язык пресс-релизов, отмечал его роль в том, что вес разведывательного управления в Минфине значительно возрос. Пусть у инспекторов Казначейства и возникали вопросы, как именно Шубин этого добивался (в период его руководства подразделение переживало серьезную текучку кадров, а опросы сотрудников показывали, что их начальник был не чужд фаворитизму).

Шубин вырос в семье польских евреев. Его родители бежали от нацистов в начале Второй мировой войны, но были схвачены Советской армией и сосланы в Сибирь.