Владимир Путин и Ангела Меркель.

Алексей Филиппов / Фотохост-агентство / РИА Новости

Переговоры по Сирии, начавшиеся в Женеве 29 января, не решили ничего, в сущности они провалились – после нескольких дней, в течение которых противоборствующие силы обменивались обвинениями, спецпосланник ООН по сирийскому кризису Стаффан де Мистура предложил всем «еще поработать» и объявил перерыв в переговорах до 25 февраля. Это значит, что война в Сирии будет длиться без перспективы завершиться в известном будущем, в Европу продолжат стекаться потоки беженцев, а канцлер Германии Ангела Меркель, настаивающая на христианской помощи всем нуждающимся, окажется под еще большим давлением, чем сейчас. За это давление она может поблагодарить Владимира Путина, считает ведущий научный сотрудник Carnegie Europe Джуди Демпси: в своей колонке она отмечает, что российский президент использует кризис беженцев, чтобы ослабить Меркель.

По мнению Демпси, в прошлом году, когда Меркель убеждала своих избирателей, коллег по партии и глав европейских государств в том, что Европа справится с наплывом беженцев и сможет им помочь, она рассчитывала на две вещи: что переговоры по Сирии смогут положить конец пятилетней войне и что Турция будет сотрудничать с ЕС и часть мигрантов примет на себя.

Ни одна из надежд не сбылась: Турция занята борьбой с Рабочей партией Курдистана (РПК), а переговоры забуксовали. Вину за последнее многие на Западе возлагают на Россию. Среди них – Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, глава МИД Франции Лоран Фабиус, госсекретарь США Джон Керри, которые подчеркнули, что бомбардировки сирийской оппозиции близ Алеппо российской авиацией свидетельствуют о желании Москвы искать не дипломатическое, а военное решение.

То, что Путин продолжает поддерживать власть Башара Асада, напрямую коррелирует со спадом поддержки Меркель в Германии, пишет колумнист. Чем дольше длится война в Сирии, тем слабее становится канцлер, а слабая Меркель означает более расколотую Европу. Это приведет к тому, что Евросоюз не сможет эффективно справляться с вопросами безопасности, с которыми сталкивается. Не в последнюю очередь – с кризисом на Украине.

Избиратели Меркель тем временем все больше критикуют ее слоган «Мы сделаем это!» («Wir schaffen das!») и демонстрируют недовольство тем, что другие европейские страны отказываются принимать беженцев. На таком фоне – и это еще одна проблема для Меркель – не только в ЕС, но и в Германии укрепляются партии евроскептиков. Поддержка немецкого правительства с 54% в августе 2015 года упала до 38% в феврале 2016-го, а консервативная «Альтернатива для Германии» стала третьей по популярности немецкой партией. 94% немцев по-прежнему считают, что канцлер права и Германии следует принимать людей, бегущих от войны, однако почти две трети (63%) подчеркивают, что стране пора ограничивать поток мигрантов.

В декабре прошлого года Меркель, выступая на съезде Христианско-демократического союза, объявила, что ситуацию с беженцами можно контролировать, нужно лишь время. Сейчас, накануне запланированных на середину марта выборов в трех федеральных землях, время, чтобы перевести дух, нужно ей как никогда, утверждает Демпси. От Путина такой передышки ждать не приходится.