Траурный митинг в Польше.

Pawel Kopczynski / REUTERS

«После Смоленска мы можем сказать, что стали первой большой жертвой терроризма в современном конфликте, который разворачивается на наших глазах», – заявил в субботу глава польского Минобороны Антоний Мацеревич, комментируя катастрофу в аэропорту Смоленска в 2010 году. Он также добавил, что, по его мнению, находившегося на борту самолета президента Леха Качиньского «убили» за попытку поднять вопрос о «катынском геноциде, который лежит у истоков нынешней ситуации в России».

Десятого апреля исполнится шесть лет с тех пор, как под Смоленском разбился Ту-154, на борту которого находилось гражданское и военное руководство Польши: президент, глава его канцелярии, глава Национального банка, 14 депутатов Сейма, а также командующие польскими ВВС, ВМФ, Сухопутными войсками, спецслужбами и глава Генштаба – всего 96 человек, включая экипаж. Они летели на траурное мероприятие, посвященное семидесятой годовщине расстрела польских офицеров в катынском лесу. По мере приближения очередной траурной даты страсти вокруг трагедии 2010 года накаляются все сильнее.

Да, польский министр обороны давно известен своими эксцентричными высказываниями. Но и большинство остальных политиков партии Мацеревича – «Права и справедливости» – считают катастрофу 2010 года следствием российского заговора. По большей части это мнение основано на выводах собственного расследования партии, организованного под руководством того же Мацеревича: эксперты «ПиС» тогда установили, что на борту правительственного самолета взорвалась бомба.

deser.gazeta.pl

Безусловно, такую версию очень легко объяснить. В любой теории заговора все кажется логичным: все имеет свою цель и причину, а трагическая смерть 96 человек больше не кажется абсурдной. Если взглянуть на польский интернет и первые страницы таблоидов, может сложиться впечатление, что в стране все подозревают Владимира Путина в жестоком убийстве президента Польши. Тем не менее соцопросы говорят, что приверженцы этой теории являются меньшинством – хоть и очень шумным.

Опросы общественного мнения, проводимые польским центром «Ариадна», показывают, что количество сторонников версии теракта хотя и несколько возросло за последнее время, все равно остается сравнительно небольшим – 22%. Тех, кто обвиняет в произошедшем «экипаж и авиадиспетчеров в Смоленске», на сегодня больше – 28%. Если к этому добавить поляков, считающих катастрофу результатом действий только экипажа или только авиадиспетчеров, а также тех, кто видит другие причины (соответственно 12%, 7% и 6%), становится понятным, что теория заговора в польском обществе не слишком популярна.

Зачем же тогда правительству так открыто намекать на версию взрыва в Смоленске? Ответ может заключаться в том, что поляки питают все меньше интереса к политике.

Лишь менее четверти населения считают катастрофу 10 апреля 2010 года терактом, но собственно эти люди и привели «ПиС» к власти. Остальные в большинстве своем предпочли вовсе не голосовать: явка на выборах в октябре 2015 года составила всего 51% от общего числа избирателей. Поэтому если брать только сторонников «ПиС», то, по данным тех же опросов «Ариадны», 71% из них верят в российский заговор. Они ожидают от правительства исправления «ошибок предшественников» в этом вопросе и признания государством «правды о Смоленске».

Надо сказать, что сама «ПиС» пока занимается темой Смоленска без энтузиазма – партия прежде всего старается провести популярные среди подавляющего большинства поляков экономические реформы. А субботняя речь Мацеревича была едва ли не первым громким публичным актом, касающимся катастрофы, после победы на осенних выборах.

Но ожидания избирателей партии заставляют предполагать, что тема скоро вспыхнет с новой силой: 10 апреля все ближе. К этому событию власть уже готовит крупные манифестации своих сторонников в Варшаве и других городах страны. Также возможно, что новый государственный комитет по расследованию авиакатастрофы опубликует за оставшиеся несколько недель свои первые выводы.

Поэтому вполне вероятно, что уже в ближайшем будущем Россия и собственно Владимир Путин услышат из Польши обвинения в «убийстве» президента Леха Качиньского и большей части правительственной элиты. Кажется, что сейчас Польша просто пытается найти подходящие время и форму для такого обвинения.