Леонард Коэн. Фото: Simone Joyner / Redferns / Getty Images

«Я готов умереть», – говорит он в интервью журналу New Yorker. «Я готов, о мой Господь», – поет он в заглавной песне с только что вышедшего альбома «You Want It Darker». «Я сказал недавно, что готов умереть, – заявляет он на пресс-конференции сразу после выхода альбома. – Но кажется, я преувеличивал».

«Живи так, будто давно уже умер», – Леонард Коэн, казалось, давно уже следовал этому самурайскому принципу. Он удалялся от мира в буддийский монастырь, на пороге восьмидесятилетия отправлялся в бесконечное прощальное турне, выпускал тихие печальные альбомы, и каждый был достоин того, чтобы закрыть его антологию. Несколько месяцев назад, узнав о смертельной болезни давней возлюбленной Марианны Илен, он отправил ей письмо: «Наши тела разрушаются, и вскоре я последую за тобой. Я и сейчас уже иду так близко, что если ты протянешь руку, то сможешь коснуться моей».

Десятки лет он спокойно и мудро готовился принять неизбежное, и неизбежное случилось.