На улице Грозного. Фото: Reuters

Первого апреля «Новая газета» опубликовала материал о массовых похищениях и возможных убийствах людей в Чечне по подозрению в гомосексуализме. Официальные лица республики сделали несколько противоречивых заявлений, которые сводились к тому, что информация неверна, а геев в Чечне нет и быть не может. Но на этой неделе «Новая газета» выпустила второй материал о секретной тюрьме для геев и привела истории пыток и жестокого обращения с ними. О том, как появилась информация о преследованиях, насколько велико число пострадавших и что делают правозащитники, чтобы им помочь, в интервью Republic рассказал член совета организации ЛГБТ-сеть Игорь Кочетков.

– Почему именно ваша организация взялась помогать людям в Чечне?

Потому что мы самая крупная в России ЛГБТ-организация, мы обладаем необходимыми ресурсами и контактами как в России, так и за рубежом, поэтому я думаю что только мы могли бы взяться за эту программу сейчас. Но нам помогают и другие ЛГБТ-организации и люди, поэтому это общее дело. Но, конечно, к нам стали обращаться только после публикации в федеральной газете. Это было некое подтверждение, что есть люди, которые готовы помочь и к ним можно обратиться.

– Как давно вы существуете?

Наша организация возникла в 2006 году, в прошлом году значит было десять лет. ЛГБТ-сеть устроена как демократическая структура, есть конференция, которая собирается раз в три года, где избираются члены Совета и Председатель. Организация изначально создавалась как правозащитная, среди наших задач: мониторинг нарушений прав, дискриминация по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Кроме того, мы где-то с 2009 года начали оказывать дистанционную юридическую и психологическую помощь.

Мы естественно занимаемся работой с государственными органами и международными организациями и содействуем развитию ЛГБТ-движения в России, появлению активистских групп в регионах. Сейчас у нас 16 региональных отделений, а всего наши активисты и сторонники есть в 79 регионах.

– И в чем ваша основная цель?

– Одним из наших главных достижений является тот факт, что мы установили отношения с правозащитным движением России в целом. Если еще десять лет назад российские правозащитники считали, что права ЛГБТ это не про права человека вообще, то сегодня никто так не думает. Теперь права ЛГБТ – часть повестки всего правозащитного движения. Также мы были координаторами кампании против принятия закона о пропаганде в 2013 году. С тех пор, конечно, разные люди говорят об ЛГБТ разные вещи, но важно что в России существует дискуссия по этому поводу, тема перестала замалчиваться.

– Как устроено ваше финансирование?

Мы незарегистрированная общественная организация. Сама ЛГБТ-сеть денег не получает, но работу активистов поддерживает благотворительный фонд «Сфера», который имеет иностранное финансирование и признан иностранным агентом. Это не секрет.

– Работали ли вы раньше на Кавказе, до этой ситуации с преследованием геев?

Конечно, к нам поступали единичные сообщения, мы помогали людям выезжать не только из Чечни, но и из других регионов. Мы представляли что там происходит. За последние два года таких обращений стало больше. Но не знаю с чем это связано. Так или иначе, происходящее сейчас – беспрецедентно. Вывозить людей из страны – не наша основная функция, наша основная функция – правозащита, мы, в основном, предоставляем юридическую помощь. Но в данном случае специфика региона такова, что там не действует какое-либо законодательство. Единственный выход – вывозить людей. Мы делали это и раньше, но не в таком экстренном порядке.