Спутниковый снимок авиабазы Шайрат в Сирии. Фото: U.S. Department of Defense / Reuters

Американский ракетный удар по базе ВВС Сирии в районе Хомса представляет собой достаточно ограниченное применение военной силы за нарушение ключевой международно-правовой нормы – запрета на применение химического оружия. Значение этого удара не в военных последствиях – ущерб для ВВС Сирии серьезный, но он не меняет баланс сил, – а в символическом жесте.

Дональд Трамп обозначил красные линии, за которые не позволено выходить режиму Асада и его иранским союзникам. Кроме того, он акцентировал возвращение США на Ближний Восток в качестве ведущего игрока, готового на одностороннее применение силы для поддержания базовых правил миропорядка. Скорость, с которой был произведен удар (48 часов после химатаки в Идлибе), подчеркивает одноразовый характер акции, а каких-либо намеков на масштабное американское военное вторжение в Сирию для свержения Асада по аналогии с Ираком нет.

США поддержали все ключевые союзники в Европе и на Ближнем Востоке – Великобритания, Франция, Германия, Австралия, Саудовская Аравия, Израиль и Турция, министр иностранных дел которой призвал к немедленному введению бесполетной зоны над Сирией для предотвращения массовых убийств мирного населения авиацией Асада.