Владимир Путин, 2006. Фото: Reuters

История повторяется как фарс. В 1999 году, узнав о начале бомбардировок Югославии, премьер Евгений Примаков, летевший в США, царственным жестом приказал развернуть свой самолет над Атлантикой, вызвав переполох в мировых столицах. Восемнадцать лет спустя, когда самолет S7 с вице-премьером Дмитрием Рогозиным на борту, направлявшимся в Кишинев, вынудили развернуться над Румынией и вернуться в Минск, это вызвало лишь смех в соцсетях, а вице-премьер, написавший грозный твит «ждите ответа, гады», сам же его и стер.

Потеря за потерей

Этот эпизод не заслуживал бы внимания, Дмитрий Рогозин – персонаж карнавальный, предлагающий то построить базы на Луне, то подводные города в Арктике, но его последний конфуз свидетельствует о куда большей проблеме, с которой сталкивается современная Россия: она стремительно теряет свой внешнеполитический суверенитет – а как иначе назвать ситуацию, когда вице-премьер правительства не может осуществить миссию в стране ближнего зарубежья?

Но вот проблема куда более серьезная: скандал вокруг турбин Siemens, контрабандой поставленных в Крым вопреки заверениям, которые давал немецкому руководству Владимир Путин. Здесь речь идет о том, что в результате европейских санкций и неуклюжих попыток их обойти Россия оказалась не в состоянии обеспечить электрогенерацией часть стратегической территории, – то есть о подрыве суверенитета уже энергетического. Более того, эта неуклюжая попытка вызвала в свою очередь новые европейские санкции.