История России – это история резонансных судебных процессов: над Засулич, над Бухариным, над Бродским; список может быть бесконечным. Современная история не исключение, она проходит пунктиром от дела ЮКОСа через дело Магнитского к делу Навального и далее уходит за горизонт в неизведанное. По содержанию обвинительных заключений в России различают эпохи. Сегодня залы судов заполняются новой необычной публикой, привыкшей к совершенно другому антуражу. Это надежный индикатор того, что российскую политическую систему в ближайшем будущем ожидает фундаментальное переформатирование. Поводы у всех этих процессов разные, но причина возникновения одна – политическая. И чем более явной становится их политическая подоплека, тем более закрытыми и скомканными оказываются все юридические процедуры.

Генерал Феоктистов – ключевая фигура в деле Улюкаева. Его стремительное перемещение в офис «Роснефти» с одного из ключевых постов в ФСБ, равно как и скоропостижное расставание с Сечиным – одна из главных интриг этого процесса, которую невозможно понять вне его многослойного политического контекста. Но именно этот контекст заставляет суд шаг за шагом отступать от принципа открытости правосудия, засекречивая показания ключевых свидетелей.

Погружение в неведомый мир

Есть основания предполагать, что процесс над бывшим министром экономического развития Улюкаевым должен был стать своего рода новым делом Кирова и послужить спусковым механизмом для серьезных перемен в судьбе России. Он мог стать точкой отсчета новой эпохи в жизни путинской номенклатуры. Договорное, понятийное государство исчерпало себя. Психологическая стабильность, когда соблюдение ряда несложных, мафиозных по своей природе правил (понятий) гарантировало безопасность и «защиту от закона» (не путать с «защитой закона»), осталась позади.

Путинская гвардия вступает в неведомый ей еще мир, где никто ни от чего не застрахован, где соблюдение правил так же бесполезно, как и их несоблюдение, где крысы едят крысоловов, где бал правит тотальный страх. Это темный лес из старой русской сказки, где водится только «дичь». Но, похоже, случился фальстарт, и начало новой эпохи временно отложили. Видимо, на этот раз история пошла не с той ноги.