К полудню вторника на территории иннограда «Сколково», где в начале недели проходили «Открытые инновации», припарковалось большое количество черных немецких автомобилей со спецсигналами. В здании технопарка в это время примерно пара сотен человек, половине которых не хватило сидячих мест, готовились прослушать главную – по совокупному статусу участников – сессию форума. Стояли профессиональные телекамеры с операторами, но многие, чтобы запечатлеть момент, просто снимали происходящее смартфонами.

Люди снимали большой экран. Экран транслировал дискуссию, проходившую в другом сколковском здании, расположенном менее чем в километре от этого места. Федеральная служба охраны позаботилась, чтобы пленарное заседание «Открытых инноваций» о будущем цифровизации вживую смогли посмотреть только специально приглашенные – в массе своей федеральные чиновники рангом не ниже замминистра, крупные региональные руководители и главы госкомпаний.

О появлении Дмитрия Медведева громко возвестил закадровый дикторский голос. Он же предупредил выход еще одного высокопоставленного чиновника – главы правительства Люксембурга Ксавье Беттеля.

Нет особого смысла говорить, о чем Медведев, сверяясь с заготовленным текстом на планшете, рассуждал четверть часа. По непроницаемым лицам, на которых то и дело останавливалась камера, – от главы Минэнерго Александра Новака до руководителя «Роснано» Анатолия Чубайса, – трудно было что-то понять. Но возьму на себя смелость предположить, что доклад премьера про электронный документооборот и госуслуги, про создание условий для развития молодых талантов – все эти слова многие в зале уже не раз слышали. Как и большинство тех, кто находился по эту строну экрана. Сооруженная над головами спикеров бегущая строка, призванная выделять самые яркие и емкие их высказывания, поначалу не смогла выбрать из сказанного Медведевым ничего оригинальнее упомянутого им вскользь известного штампа о цифровых данных как новой нефти (Dmitriy Medvedev: «Data is the new oil»).

Медведев выступает в «Сколкове» регулярно. Но кто вспомнит, о чем он говорил здесь в октябре прошлого года? В моей памяти, признаюсь, отложилось лишь то, как участники такой же пленарной сессии, включая Медведева, спешно покинули площадку по инициативе ФСО из-за каких-то проблем с проводкой (в помещении действительно запахло гарью).

Слушать выступление Беттеля, который обходился без гаджетов и вообще держался заметно раскованнее своего российского коллеги, пожалуй, было интереснее. Но в целом речь политика тоже вышла на любителя: было понятно, что он доволен положением Люксембурга в международных рейтингах технологической эффективности, любит Евросоюз и не любит кому-либо давать непрошеных советов. В особенности такой большой стране, как Россия.

Не прошло и получаса, как черед дошел до спикеров, ради которых, уверен, люди и обступали экран, словно табло на вокзале. Всех троих модератор Ноа Рафорд с многообещающей должностью главного футуриста Dubai Future Foundation назвал представителями «частного сектора». Этими людьми оказались президент Сбербанка Герман Греф, прославленный визионер Мичио Каку и самый известный в мире китайский бизнесмен, создатель Alibaba Джек Ма.