Иллюстрация: John Labbe / Getty Images

Девятого декабря 2014 года вышел нашумевший отчет комитета Сената США по разведке, посвященный так называемым расширенным методам допроса ЦРУ. «Расширенные методы допроса» – это, по сути, пытки. Среди основных выводов сенатского доклада значилось, что такие техники «не являются действенным способом получения сведений от задержанных», а ЦРУ «неверно оценивало их эффективность». Выводы авторов подтвердили то, о чем специалисты говорят уже давно: традиционное мнение, что информацию лучше всего добывать через угрозы, унижение, страх и боль, не находит подтверждения. А если так, должен быть лучший способ. Поиском этого способа в последние годы активно занимаются страны, где часто происходят теракты и преступления с большим количеством жертв. Ответ на вопрос «что делать?», возможно, есть у двух исследователей, которые стараются подвести под тактику допроса научную почву.

Представление о том, что допрос должен быть жестоким, сложно сломить – прежде всего потому, что не существует доказательств, что такая тактика плохо работает. Допросы происходят за закрытыми дверями, и мало кто пытается подойти к вопросу с научной стороны, – вместо этого популяризируются истории о том, как важные секреты добываются силой и хитростью. В действительности же, пишет Guardian, успешные допросы далеко не так драматичны, как в кино: для драмы нужен конфликт, а это как раз то, чего профессиональные следователи стараются избегать.

Майор ВМС США Шервуд Моран во время Второй мировой войны заработал репутацию эффективного допрашивающего, хотя ему приходилось общаться с японцами – нацией, известной своей стойкостью, фанатичностью и готовностью идти на смерть. На своем опыте майор убедился, что самоутверждаться над заключенным силой – это путь в никуда. Такой метод ставит пленника в положение обороняющегося. Следователь, подчеркивал Моран, должен понимать, что у каждого заключенного всегда есть история, которую он хотел бы рассказать, и если вы хотите услышать эту историю, надежнее всего обращаться с ним как с обычным человеком, а не врагом. Опрос профессиональных следователей, проведенный в 2012 году, также показал, что человечный подход более плодотворный. «Если бы захотел, я мог бы напугать вас до смерти за 10 секунд, – сообщил один из американских военных, работавший в Афганистане и Ираке. – Но что это даст?»