Владислав Сурков. Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Это статья колумниста Bloomberg Леонида Бершидского

У политических элит США и России отсутствует общий язык, на котором они могли бы общаться. Это делает нынешнее противостояние стран более опасным, чем холодная война.

Раньше американские и советские дипломаты были способны на конструктивный диалог, даже если их лидеры публично придерживались противоположных взглядов. Генри Киссинджер назвал министра иностранных дел СССР Андрея Громыко «противником, коллегой и другом – все сразу». К столетнему юбилею Громыко Киссинджер вспомнил: «Мы пытались помешать ситуации, в которой советским лидерам пришлось бы внезапно принимать решения. Пытались сообщить им заранее, что мы думаем о той или иной проблеме и почему. Я говорил Громыко: “Пока не знаю, что мы им предложим, но скажу тебе, что мы думаем”. Со временем Громыко начал поступать так же».